Хоть, Локлин и сам начал с шутки, в привычной нейтрально-дружелюбной манере от одного работника министерства к другому министерцу, он не очень понял ответного юмора с пятнами крови. Мужчина так и остался с зависшим около рта стаканом с джином и сдвинутыми на переносице бровями. Даже рот был приоткрыт в этом нескрываемом замешательстве. Он несколько раз моргнул, дослушивая рассказ о рецидивисте-коте, затем кивнул и в конце концов расслабленно улыбнулся. Чуть хохотнул, но будучи смущенным от своей такой непонятливости, скорее пристыженно,чем от сильного желания, отпил из своего стакана. Но в отличии от Яксли, Локлин был готов к горечи напитка и кажется даже не поморщился. Всё еще находясь в некотором скукоженном состоянии, Локлин, постарался сесть удобнее, для этого он поерзал на большом кресле, стараясь быть аккуратным с выпивкой. Тем временем, Уилл перестал заливисто смеяться и успокоился, снова вернув себе в точности такое же серьезное выражение лица как и было до этого. Разве что взгляд казался каким-то более грустным. На что, Локлин перестал ёрзать, дабы не выглядеть несобранным или суетливым или хуже того невнимательным. Читайте продолжение.
1978 год, июнь - август
20.05 Поздравляем нашего замечательного и непревзойдённого Эвана Розье с его днём рождения!!! Желаем ему больших успехов и море вдохновения. А поздравить его можно в #этой теме.
14.05 Спешите принять участие во флешмобе #Игра Престолов. Финальная серия уже близко!
09.05 От всей души поздравляем со знаменательной датой - Днём Великой Победы! Приглашаем принять участие во #флешмобе, посвященному празднику, и окунуться в мир военного кино.
28.04 Поздравляем всех со светлым праздником ПАСХИ! Все уже попробовали на завтрак пасхальные куличики? В честь праздника мы приготовили забавный конкурс на поиск пасхальных яиц по темам форума #пасхальная лотерея . Спешите принять участие! А так же спешим поздравлять с Днём Рождения нашего любимого маньяка Эмриса Мальсибера в #этой теме)
21.04 Отмечаем День Рождения великолепной Люминессы Розье без которой не было бы этой ролевой и нас на ней, и поздравляем ее в #этой теме.
17.04 Сегодня отмечаем день рождения Алекса Вольфа и поздравляем его в #этой теме)
10.04 Празднуем день рождения нашей восхитительной Гестии Джонс и оставляем ей свои #пожелания
06.04 А нам сегодня исполнилось ПОЛГОДА!!! Спасибо, что вы с нами, радуете нас и делаете наш форум с каждым разом всё лучше и лучше. В честь праздника мы приготовили много интересного, ну, а пока открылась запись в #сюжетные квесты Спешите принять участие.
01.03 Дорогие игроки! Поздравляем вас всех с долгожданным наступлением весны! А так же предлагаем вам поучаствовать во флешмобе #операция 47 Уизли. Выясним, кто самый рыжий парень на районе?)
24.02 Поздравляем с Днем Рождения великолепную Ванессу Роули!
23.02 Отмечаем 23-е февраля вместе с супергеройским флешмобом, вызываем на дуэль любимых соигроков, а так же продолжаем пытать мистресс-Люминессу в трех вечерах!
16.02 Поздравляем с Днем Рождения замечательного Джеймса Поттера!
26.01 Сюжетные квесты подходят к концу, и вот-вот стартует запись на новые. Но для начала мы хотим узнать кто из вас готов принять в них участие. Всем желающим просьба отписаться в этой теме.
26.01 Ванессе Роули выпала честь держать оборону в трех вечерах! Поддержите ее или закидайте своими вопросами!
14.01 Поздравляем Николаса и Уолдена с Днем Рожденья! А так же пытаем Сохатого в трех вечерах. Делаем ставки, справится ли он с наплывом вопросов!
29.12 Новый год к нам мчится! А вместе с ним и пора новогодних корпоративов. Прими участие в нашем собственном корпоративе и получи дозу веселья, новогоднего настроения и конечно же подарки!
25.12 Поздравляем Абраксаса со вступлением в должность GM-а! Запасайтесь витамином С с волшебной зимней лотереей и не забывайте голосовать в трех вечерах!
17.12 2018-й подходит к концу, а мы ждем ваших пожеланий и предложений для того, чтобы проект мог стать лучше в новом году. Не забываем голосовать в трех вечерах, а так же, если кто-то желает попробовать себя в качестве графиста, пишите B. Coleman.
9.12 Сегодня день рождения у нашего замечательного Сириуса Блэка! Спешим поздравить его в этой теме.
20.11 Сюжетки бегут во всю прыть, а пока предлагаем отвлечься и принять участие в новом флешмобе #оборотное зелье, где вы можете примерить идеальную внешность! Спешите, пока ваших любимчиков не забрал кто-то другой))
11.11 Запись в сюжетные эпизоды завершена! С понедельника даем старт эпизодам. Очередность постов будет указана в описании подфорума.
06.11 Запись в сюжетные эпизоды открыта! Спешите принять участие!
27.10 Близится Хэллоуин, и на нашем проекте стартовал тематический флешмоб — мой друг маньяк. Спешите принять участие, пока сами не стали жертвой!
13.10Дорогие игроки! Вот-вот стартует запись на первые сюжетные квесты, но для начала мы хотим узнать кто из вас готов принять в них участие. Всем желающим просьба отписаться в этой теме. И да начнется магия!
06.10Maradeurs: close enemy открывает свои двери! Мы рады приветствовать волшебников и волшебниц всех мастей. Приготовьте ваши палочки, господа, волшебство уже стучится в ваши двери!
27.09Добро пожаловать на Maradeurs: close enemy! В игре планируется апрель-май 1978 года. Пока мы находимся на стадии разработки, и оцениваем свою готовность уже в 90%. Мы будем рады помощи в вычитке тем, а так же с удовольствием обсудим любые ваши предложения!

Marauders: Close enemy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Close enemy » Друзья из разных стран » Fantastic Beasts: Obscurial


Fantastic Beasts: Obscurial

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

FANTASTIC BEASTS: OBSCURIAL
Tell me, has anyone ever believed you when you told them not to worry?
http://s5.uploads.ru/qHXbS.gif  http://s3.uploads.ru/97biB.gif
http://sd.uploads.ru/8kr6Y.gif
http://s5.uploads.ru/tZ1wF.gif  http://sa.uploads.ru/OsyBZ.gif

ГОСТЕВАЯ СЮЖЕТ
❖ Lumos  ❖ Nox  ❖ Accio  ❖ Protego  ❖ Depulso  ❖ Carpe Retractum

0

2


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЫ ДРЕВНЕЙШЕЙ ПРОФЕССИИ
АМБИЦИОЗНАЯ ХОЗЯЙКА БОРДЕЛЯРАЗЫСКИВАЕТ СВОИХ ПТАШЕК------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/JLFba.jpg


Слева направо: Olivia Wilde, Johanna Braddy, Amanda Seyfried, Ashley Greene, Scarlett Johansson, Eva Green, Hayden Panettiere


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ВАС
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Безусловно, не бывает таких, кто приходит в дом терпимости от хорошей жизни. У каждой из вас есть своя история, которая могла бы заставить кого-нибудь пустить скупую слезу, но вы привыкли держать правду при себе, плетя самую искусную ложь для любого, кто решит спросить.

http://sg.uploads.ru/oJxhY.gif

http://s7.uploads.ru/pMAtL.gif

http://sh.uploads.ru/SnXBd.gif

http://sg.uploads.ru/h5lgs.gif

http://sg.uploads.ru/WLFb0.gif

http://s7.uploads.ru/U2Cjs.gif

http://s5.uploads.ru/Qx6U1.gif

Мия

Мишель

Люсиль

Моник

Жаклин

Хелен

Роза

Мия

Ты совсем недавно ко мне попала. Прискорбная история, связавшая тебя с мужчиной, которого ты считала человеком, который поможет тебе, окончилась в борделе. Кто же знал, что добрый самаритянин оказался сутенером, удачно продавшим тебя Мадам. Ты всё еще не до конца смирилась с происходящим и грезишь, будто в скором времени вырвешься отсюда, выкупишься, пусть и заработаешь на это таким неблагочестивым трудом. Рене делает тебе пока поблажки, помогая освоиться, медленно и незаметно затягивая тебя в свои сети, в которых тебе может понравиться настолько, что уйти ты уже не сумеешь.

Мишель

Ты всегда была умной девочкой, Мишель. Только вот с судьбой тебе не повезло. Родители отвернулись от тебя, поняв, что ты сквиб. Человек, которому ты отдала свое сердце, воспользовался твоей невинностью, а после оказалось, что он сделал это всего лишь из спора с одним из своих богатых дружков. Ты оказалась никому не нужна, а это одна из тех дорожек, конец который находится прямо у дверей публичного дома. Поначалу тебе было отвратительно то, чем здесь занимаются. Ты хотела лишь пожить какое-то время  у девушки, которая привела тебя в свою комнату и предложила остаться (этой девушкой была милая Роза). А потом, увы, выяснилось, что пара недель проживания обернулись весьма существенным долгом, который тебе нечем отплатить, кроме как своим телом. Первые недели были сложными. Для тебя и для Рене, потому что ты создавала проблемы. Устав это терпеть, Мадам преподала тебе урок, позволив узнать, как устроена жизнь на грязных улицах. Необходимый эффект был произведен, ты успокоилась, а потом и вовсе стала находить множество плюсов в том, как твоя жизнь теперь устроена.

Люсиль

Ох, милая. Такая прекрасная для этого дела наследственность - матушка вейла. Да, конечно, тебе способностей этих замечательных существ передалось намного меньше, ведь твой отец все ещё маггл, но даже имеющегося хватает, чтобы сводить некоторых мужчин с ума. Рене предлагали множество раз выкупить тебя из долговой ямы, они хотели забрать себя в свое единоличное пользование. Но ты не хотела, а Дюран привыкла слушать некоторые желания своих девочек. Да и острые чувства у твоих "жертв" проходили достаточно скоро, развеиваясь на свежем ветру. Только вот, как оказалось, отказывалась ты от того, что влюбилась в юного мальчишку, что был у Рене на побегушках какое-то время назад. Даже сбежать с ним пыталась. Только вот, увы, из борделя нельзя сбежать за бесплатно. Мадам вернула тебя обратно, а ты объявила ей холодную войну. Только вот спустя несколько месяцев Дюран принесла тебе несколько колдографий со свадьбы неудавшегося женишка. Как оказалось, несчастный был готов бросить имевшуюся у него невесту, попав под действие вейловых чар. Тебе было больно, но Рене поддержала. Ты смогла простить свою хозяйку. Только вот вряд ли ты узнаешь, что виновник твоего глупого побега ни на ком не женился. Немного чар - и истину от лжи было не отличить.

Моник

Ты давно здесь. С тех самых пор, когда у заведения была другая хозяйка и иное имя. Раньше вы с Рене были, как говорится, на одной ступеньке, в одной хлипкой лодочке. Ты никогда не стремилась выхватить власть, смирившись с тем, что тебе уже дала Судьба. Однако Рене не забыла той доброты, с которой ты отнеслась к ней, когда она только пришла в публичный дом. Теперь ты - одно из её доверенных лиц. Женщина, которая находится на ступеньку выше других жриц любви. На твоих плечах теперь забота о девочках, помощь в привыкании к этому месту (ведь нет тех вещей, которые ты не знаешь про этот падший мир). Однако нельзя сказать, что ты кичишься своим привилегированным положением. Ты спокойно относишься к этому, помогаешь своей давней подруге Рене, являешься её ушами и глазами.

Жаклин

Красивая и роковая. Вот как о тебе говорят все, кто успел побывать в твоей постели. Ты с детства умела пользоваться своими большущими глазами и симпатичной мордашкой, не сдерживала себя в выражениях и предпочитала казаться независимой. Ты была бунтаркой, потрепавшей немало нервов своим учителям в Хогвартсе. Только вот мало кто знал, что на самом деле за колкостями и показным безразличием пряталась девочка, которая всем сердцем любила свою семью. Поэтому, когда твоя мать тяжело заболела, а брат, пытавшийся достать денег на хороший уход за матушкой, задолжал людям без чести и морали, ты стойко приняла удар на себя. Твой брат плакал, когда ты заслонила его своей хрупкой фигуркой и заявила грубым мужчинам, что ты готова заплатить за него. Твой отец чуть не сошел с ума, когда узнал, куда именно попала его дочь. От матери эту историю скрыли, наплели небылиц. Главное, что её смогли излечить. Так ты успокаиваешь себя, обслуживая очередного клиента. Ты заплатила за счастье своей семьи всем, что имела. А теперь они пытаются сделать все, чтобы наскрести денег для твоего вкупа из дома терпимости. Жаль, что уже три года как у них не получается, а твой долг продолжает расти.

Хелен

Прекрасная Хелен, ты всегда была человеком прагматичным и рассудительным, умным. Удивительно, сколь сильно одарила тебя Природа, наградив не только богатым рассудком, но и красотой. Жаль, что этой красотой нещадно воспользовался твой возлюбленный, оставивший тебя одну с маленьким ребенком, без средств к существованию. Поначалу ты пыталась раздобыть денег законными путями, но этого категорически не хватало, чтобы обеспечить малышке лучшую жизнь и достойное воспитание. Твои родители давно умерли, а помощи ждать было неоткуда. Поэтому ты и решилась пожертвовать собой ради счастья дочери. Ты пристроила малышку в приличную семью, а сама продала себя борделю, отправив деньги на уход за ребенком. Так ты поступаешь до сих пор, иначе бы ты уже давно, как полагает Рене, смогла себя выкупить. Вы с Дюран знаете друг друга с тех самых пор, как нынешняя Мадам попала в бордель. Вы нашли общий язык и вместе построили план, позволивший Рене заполучить дом терпимости в свое личное владение. Ты же, Хелен, стала правой рукой новой хозяйки, доверенным лицом, человеком, который встречает и распределяет гостей, который знает важные секреты и грамотно их использует. В каком-то смысле, Дюран любит тебя, а ты её. Словно сестры. Ты не рвешься из публичного дома, понимая, что твоя дочь уже почти взрослая, заканчивает Хогвартс и прекрасно живет без матери-проститутки. Ты лишь приходишь посмотреть на неё сквозь ворота дома её приемной семьи в свои выходные дни. Хотя, быть может, скоро все изменится? Приемные родители говорят, что девочка все больше и больше интересуется своей матерью.

Роза

Дорогая Роза, ты - вечный источник радости своей Мадам. Ты привыкла искать плюсы во всем, привыкла брать от жизни ксимум из имеющегося. Именно поэтому у тебя столько клиентов. Именно поэтому ты никогда не пыталась перечить, сбегать и идти против Дюран. Ты однажды приняла свою судьбу и научилась получать от своей работы удовольствие. Да и мать твоя, поговаривают, тоже была одного с тобой цеха. Именно ты была той доброй девушкой, которая решила даровать кров Мишель, случайно заманив её в ловушку. Ты, если честно, не хотела. И до сих пор испытываешь вину.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я, в общем-то, уже многое описала выше. Могу лишь добавлять в общем и целом.
Рене заботится о своих пташках и делает их жизнь максимально приятной. Да, безусловно, некоторым она врет, все остальных она обманывает на постоянной основе, наращивая долги и лишая девушек возможности выйти за стены дома удовольствий. Но поймите правильно, по-другому здесь не бывает. Заслугами Рене стало то, что в "Шерше ля фам" приходят лишь богатые и ухоженные мужчины. Заслугой Рене является и постоянная забота о здоровье девочек, о их благосостоянии. Другие Мадам, в основном, относятся к своим девушка как к дородному скоту. Дюран же предпочитает видеть в каждой девушке личность. Во-первых, это помогает находить крючки для манипулирования. Во-вторых, она не хочет наживать себе врагов среди собственных работниц. Наверное поэтому, несмотря на разные перипетии, девушки относятся с своей Мадам с уважением и приязнью. А если Рене им лжет, то делает это лишь из благих побуждений.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ох, мои золотые, будем дарить миру любовь, что я могу еще сказать. Я готова играть со всеми вами, потому что я уже успела полюбить вас, что поделать. Да и уверена я, что помимо меня найдутся люди, которые не откажут вам в интересных эпизодах. В конце концов, все вы выглядите достаточно прилично, чтобы о роде вашей деятельности за стенами борделя могли узнать лишь с ваших слов.
Пространство для создания истории, которая привела вас к Рене, совершенно открытое. То, что описано в заявке - скорее "должности", которые хочется видеть занятыми.
Хотите изменить имя? Пожалуйста. Помните, что приведенные здесь - лишь "рабочие" и свободно меняются. Настоящие ваши имена - на ваш откуп.
Хотите другую внешность? Пожалуйста. Я в общем-то, ни на чем особо не настаиваю в этом плане. Просто если будет кто-то из этих красоток - низкий вам поклон.
Хотите поменять какие-то аспекты написанного? Давайте обсуждать. В конце концов, здесь довольно мало для цельного персонажа. Лишь те аспекты, которые знает Мадам. Лишь те предположения и предложения, которые могли бы вас довести до жизни такой. Я люблю эксперименты, не бойтесь вносить свое;)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

0

3


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

БЕНЕДИКТ ТОРТОН
ДАМА С ТРАГИЧНОЙ ИСТОРИЕЙРАЗЫСКИВАЕТ МОНСТРА ИЗ СВОЕГО ПРОШЛОГО------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/PqDIB.gif

Russell Crowe


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Бенедикт родился в семье волшебников, судьба которых сложилась незавидно. Его мать, к сожалению, довольно рано покинула жизни своих мужа и сына, пав жертвой тяжелой болезни, победить которую, сколько бы супруг не старался, не удалось.
Потеря сказалась на обоих.
Смерть любящей и нежной матери ударила по ребенку, подобно всем детям пытавшегося обвинить в тяжелой судьбе себя, словно он мог что-то исправить.
Горячо любивший свою жену отец Бенедикта не смог тоже смириться с утратой, он огрубел и стал холоден, что сказалось на воспитываемом им мальчике. С раннего детства на Бена посыпались, как из рога изобилия, невыполнимые требования, тяжелые испытания и не слишком мягкое отношение со стороны единственного родителя. Отец решил воспитать из сына настоящего мужчину, однако его понимания о том, как это делать, сильно исказились под тяжестью душевных страданий.
Бен окончил Ильверморни, потерял понимание моральных норм и научился ходить по головам, словно это обычная мостовая.
Наверное, именно поэтому, когда его батюшка покинул этот мир, обретя долгожданное воссоединение с женой, Бенедикт взял оставленные ему деньги и вознамерился увеличить капитал любыми средствами, обретя при этом силу и власть. Последнее было обязательным условием.
Поначалу он строил свое грязное дело в Америке. Он нашел свою золотую жилу в человеческих пороках, обратился в преступного гения, знавшего за какие ниточки необходимо тянуть, чтобы получить желаемое и для себя, и для своих подельников.
В это же время он повстречал свою жену. Единственного человека, который умудрился увидеть что-то хорошее в пучинах злобы и жестокости его души. Он любил своего ангела, оберегал её от всей тьмы его мира. Только вот Смерть отобрала её у него: жена умерла в родах. Ребенок, к его глубокому сожалению, тоже не выжил.
От пережитой трагедии он загрубел ещё сильнее, повторяя историю своего отца.
Мира по ту сторону океана ему стало мало. Мужчина отправился в Англию, чтобы пустить свои паучьи сети ещё и там, надеясь найти в этом отвлечение от того места, в котором Судьба разлучила его с любимой. Да и от самого факта этой потери.
Однако, как оказалось, в магическом Лондоне обосновался какой-то наглец, наводнявший мир магов не-маговскими мерзостями. Это было противно Бенедикту, он вознамерился вычистить подонка и, прячась за благим предлогом избавления от заразы, получить в свои загребущие руки преступные реалии магической Британии.
Становление в Лондоне заняло время, однако ему удалось. И убрать конкурента, и получить желаемый контроль. Он заключил обманчивую сделку, подставил омерзительного ему человека, но между этим... Между этим он встретил женщину, которая была до боли похожа на его ангела. Как он мог отказать себе, когда не имевший ничего святого мужчина предложил заполучить её в обмен на сделку и прощение долга?
Никак. Он не устоял. Он не мог оторваться от чужой жены, а потом корил себя за то, что сделал, и за, что после этого вернул женщину своему врагу, желая насолить. Лучше бы он оставил её себе. Слишком сильно было это сходство с его ненаглядным фантомом.
Когда он вновь попытался сторговаться с противником, тот заявил, будто его жена (этот бесценный товар их переговоров) умерла. Бенедикт поверил, ведь белокурую красавицу спрятали от остального мира в тисках наркотической зависимости.
Потом обстоятельства вынудили его спешно покинуть столицу Англии, он перебрался в Амстердам и осел там на длительный срок.
И буквально несколько месяцев назад вернулся. Вернулся, чтобы узнать, что самым прибыльным домом терпимости в магической Англии владеет та, чья жизнь, как убеждал давнишний враг, должна была оборваться несколько лет назад.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Выдержка о нашей единственной встрече из анкеты:

***

В настоящем Полин грустит о тех временах, когда она просто варила зелья и билась над сложными задачками, которые ей подкидывал то муж, то нанятый им учитель по медицине, показывавший ей, как работают шприца, иголка с ниткой, акушерские принадлежности и некоторые заклинания, способные спасти жизнь до прибытия бригады колдомедиков.
Потому что нынешняя Полин, ненавидящая свое прошлое до того, что забрала себе чужое имя, знает, что дальше было хуже.
Пять лет она была всего лишь талантливым зельеваром и верной женой, не смевшей задавать лишних вопросов, но понимавшей достаточно много, чтобы бояться.
Как оказалось, боялась она не зря. Потому что дела её мужа шли в тартарары. Сначала кто-то перетравил половину его проституток. Потом парочку клиентов убили доставленные им наркотики. У её мужа нашелся достойный противник, желавший забрать Лондон, в котором слишком сладко устроился Джошуа, себе.
Надо отдать супругу должное. Он вертелся как уж на сковородке, уходя то от одного обвинения, то от другого, умудряясь занять деньги у одного, чтобы отдать следующему. Маккраму казалось, что выход близок, он постоянно об этом твердил и дрался с теми, кто пытался убедить его в обратном.
Но однажды все его махинации порушились. На хвост плотно сели авроры, явно кем-то натравленные. И тогда Джошуа решил играть по-крупному.
Он предложил своему внезапному врагу и своим кредиторам в качестве расплаты с долгом отдать собственную жену, которая умела произвести впечатление и нравилась всем его подельничкам. Она была моложе всех их, довольно свежая, в достаточной степени невинная. На такой товар у них у всех потекли слюни.
Полин не знала до последнего. Она до последнего верила своему супругу и полагала, что её то он никогда не вплетет в свой похабный и грязный бизнес. Она просто хотела быть ему полезной и варить то, что он сам не умел.
Вера отныне покинула Полин. Уроки судьбы женщина теперь понимает с первого раза.
Муж не просто отдал её как уплату долга. Она сделал её основанием для заключения успешной сделки, позволявшей ему заключить союз с пришедшим в Англию дельцом, а так же с теми, кто успел дать ему денег. Он устроил аукцион, предлагая свою собственную жену как дорогую и диковинную вещицу. Красивую и утонченную.
Никому из них не нужен был её талант зельевара. Все те люди видели лишь тот «дар», что вложила природа в её изгибы и спрятала под юбками.
Самую большую цену предложил противник. Он купил жену своего врага для увеселения, полагая, что тому будет унизительно.
Унизительно было только Полин. Джошуа был доволен, пересчитывая деньги.
Он вернулся домой, напоил её афродизиаком и противозачаточным, а затем толкнул в камин. На обратном конце открывшегося пути её уже ждали.

http://s3.uploads.ru/80tiC.gif
4

Рене помнит ту ночь. Она не хотела бы этого, но подобное невозможно забыть, сколько бы её муж не пичкал её наркотиками.
Зеленое пламя камина еще лижет её босые пятки, но чьи-то огромные руки уже тянут на себя, жадно, словно никогда прежде не видели женского тела.
По полу летит бисер с её корсета, жемчуг бус впивается в кожу и душит, повинуясь этим огромным рукам.
Нет ничего, кроме этих рук и жара, который плавит её изнутри.
Зелье действует так, как задумано.
Сводит с ума её тело, посылая однозначные сигналы, заставляющие дрожать и тянуться за мужскими прикосновениями, богомерзко стонать от малейшего движения, бессвязно просить о продолжении.
Она чувствует себя в ловушке, потому что её разум сейчас подобен птице в клетке. Хочет улететь и бьется о прутья, давая Полин всполохами осознавать происходящее. И в такие моменты она стонет от боли, плачет от страха, пытается выгнуться прочь от мужских рук и молит о прекращении.
Она не уверена, как долго все это происходит.
Она перестает понимать, чувствуя медный привкус крови во рту. Кажется, он ударяет её по лицу, чего-то требуя.
А потом еще раз. И еще.
Что происходит между тем, как он засовывает пальцы в её рот и открывает его, заставляя услышать опасный щелчок челюстных суставов, и тем, как она чувствует собственной щекой ледяные плиты пола?
Саднит в коленях, ногти изломаны в попытках ухватиться за какой-нибудь выступ и подтянуться, чтобы отодвинуться от тех шлепков, что с ужасающей громкостью настигают её каждые несколько секунд.
Плиты идеально ровны. Наполированы настолько, что она видит свое лицо.
Красная помада размазана вокруг губ, белесые потеки уже стали подсыхать на щеках, глаза полны слез, на шее и плечах синяки. Ей помнится смутно, но, кажется, что такие могут быть только от укусов.
Она видит свое лицо и как-то отстраненно понимает, что хриплые крики, должно быть, принадлежат ей, потому что её рот искривлен и открыт.
Насильник, ей кажется, добирается своими огромными руками до самого сердца и давит, давит, давит, заставляя все вокруг исчезать в спасительной темноте.
Но он так и не позволяет ей отключиться.
Она не помнит его лица. Но в её разуме это не человек.
Это зверь, от которого нужно бежать, но ноги не слушаются, и она стоит на месте.

Надо понимать, что вся история рассказана со стороны Рене. Она понятия не имела о том, что за человек оказался её мучителем той ночью. Она, конечно же, никак не могла знать, что для внезапного покупателя она стала тем, кто воскресил слишком сильные переживания. Эмоции настолько бушующие, перемешанные с горем и злостью, что Бенедикт потерял над собой тогда контроль. Рене не дано было знать, что мужчина корил себя за жестокость и бесконечно долго вспоминал те события, с сожалением понимая, что мог бы поступить по-другому. Ход его домыслов, конечно, был несколько извращенным для обычных людей, но привычным для его склада характера и образа жизни. Он думал, что мог бы не просто купить и использовать столь жестоким образом. Можно было забрать её себе, окружить заботой, ценить её (в отличии, как он правильно рассуждал, от её законного супруга, приручить в конечном итоге. И вновь, таким образом, обрести утраченную жену. Он был уверен, что у него получилось бы. Он ведь был достаточно упорным для подобного, да и мог раздобыть себе какого-нибудь легилимента, чтобы окончательно восстановить желаемое сходство. Но все это несколько уступало мыслям, похожим на раскаяние в содеянном.
Для Рене Бенедикт - монстр, сломавший что-то неуловимое в ней. Она отдает себе отчет в том, что куда большим подонком был её муж, но это не мешает ей бояться человека, лица которого она не знает.
Бенедикт же, вернувшись в Англию, как мне кажется, попытается получить свой фантом в свое распоряжение. Воплотить родившиеся в муках сожаления мысли о том, как можно было бы поступить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Начнем с планов: я хочу, для начала, столкнуть их. В процессе этой встречи Дюран будет совершенно без понятия, кто именно перед ней находится, в отличии от самого Бенедикта. Ему-то эта женщина будет прекрасно известна. Следующим переломным моментом будет узнавание со стороны Рене.
А дальше будем идти, так сказать, по нарастающей. Надо понимать, что за годы "разлуки", Рене сильно изменилась и научилась стоять за себя, так что она попытается Бенедикта уничтожить.
Хочется привести эту историю к тому, что они осознают, насколько больно делают друг другу, и найдут в себе силы отступить. Ну, или уничтожат друг друга. Один в попытках заполучить, другая - в попытках не позволить этого. 
Дополнения: история до крайности примерна. В ней есть пара точек, которые нельзя поменять, но в общем и целом, это костяк, на который надо водрузить полную историю человека, который для многих умудрился стать смертельно опасной угрозой. На ваш откуп остается описание того, чем и как занимался Бен. Вы же можете совершенно спокойно изменить имя.
Не меняйте только, прошу вас, внешность.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

0

4


FANTASTIC BEASTS: OBSCURIAL
ПЕРЕДОВОЙ ОТРЯД МРАК РАЗЫСКИВАЕТ
http://sh.uploads.ru/xY5qm.png
ЮРИСТА СЕРАФИНУ ПИКВЕРИ | О МРАК | СЕКРЕТАРЯ АРЧИБАЛЬДА АББОТА


Отредактировано Owl (2019-05-05 21:04:11)

0

5


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ДЖЕРАЛЬД РЕДЬЯРД ШАФИК
ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМАЯ СЕСТРА И ЛУЧШИЙ ДРУГ СО СМЕЩЕННЫМИ МОРАЛЬНЫМИ ПРИНЦИПАМИЖДУТ САМОГО ВЕЗУЧЕГО СУКИНА СЫНА НА БРИТАНСКИХ ОСТРОВАХ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://images5.fanpop.com/image/photos/30700000/Nowhere-Boy-nowhere-boy-30732844-500-210.gif


Aaron Taylor-Johnson


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой братец! Далеко не всем в этом сумасшедшем мире так повезло, как тебе! Ведь именно о таких, как ты говорят – родился с золотой ложкой во рту.
Тебе двадцать восемь, ты чистокровен, прелесть как хорош собой и совершенно неприлично богат. Добавь к этому папеньку заместителя Министра Магии Великобритании и уясни, что очередь твоих невест выстроилась до Парижа. А обратно – вереница «испорченных» тобою девиц. Ох уж сколько было охотников преподать тебе урок правильного обхождения с дамами (читай: женить без суда и следствия), но ты будто в младенчестве искупался в котле с Фелиц Фелициус. Разумеется, это не так, но тебе хватает ума и изворотливости (спасибо Слизерину и трехгодичной стажировке в Гринготтсе), чтобы всегда выходить сухим из воды.
Да, природа пожалела для тебя какого-либо выдающегося магического таланта, зато ты чертовски успешен в преумножении семейного капитала. В двадцать три ты ловко вложился в судоперевозки, в двадцать пять стал младшим партнером, а к двадцати восьми сфера твоих предпринимательских интересов разрослась настолько, что нет в Британии инвестора или дельца, не слышавшего твоего имени.
Ты слывёшь обходительным и обаятельным, но редко кто разглядит за дурашливой улыбкой драконий оскал. В действительности, ты запросто откусишь руку (а то и вовсе голову), любому, кто захочет пересчитать твои богатства и клыки.
Пару лет назад ты перешел из сочувствующих в лояльные Армии Гриндевальда, и уже успел подняться от пешки до рыцаря. Благодаря судоходным активам и обширным связям на Востоке, именно тебе предложили стать координатором экспансии Геллерта в Индии и близлежащих государствах. Ты виртуозно вымениваешь знания об аутентичных мистических практиках на заманчивые обещания о превосходстве волшебников. Измученные многовековой европейской экспансией индусы охотно верят твоим сладкоречивым посулам. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Флоренция Шафик

Увы и ах, твоей старшей сестре ничего не дается легко. Мы вполне дружно сосуществовали в нежном возрасте, ровно до твоего первого года в Хогвартсе. Твои первые рождественские каникулы  стали отчетной точкой нашей разлуки.
Сказал ли тебе отец о том, что произошло? Сказал ли сразу или много позже? Взял ли с тебя непреложный обет или просто обещание молчать?
Я не знаю.
Я не винила тебя за безразличие, когда ты был ребенком, не винила и после. Мне нравилось думать, что ты проявляешь деликатность к тем душевным ранам, что ещё кровят. Так что изменилось, Джерри? Истек срок давности или отец наконец-то смирился, что кресла Министра ему не видать?
А впрочем, не важно, я уже полжизни не-Шафик, и даже имя мое предано забвению, и раз уж тебя так коробит, что в тридцать я выгляжу на пятнадцать, то не проще ли нам избегать ненужных встреч? Поверь мне, брат, моя история не пьётся под Шардоне, её не сдобришь самоиронией, а оплакивать, думается мне, ты не умеешь.
Но зачем-то ты отчаянно бьёшься в мою привычную жизнь, сотрясаешь уютное одиночество.  Это всё Астерион, несносный мальчишка, бередит твои мысли, и мои - бередит. Он думает, что если вернёт меня - тебе, то легче станет ему, но Электры нет, слишком давно уж нет, и даже от тела ее, упокоенного в семейном склепе, мало что осталось.
Так случилось, что тема сестер - табу. Так стоит ли его нарушать? Я могу прочесть любую твою мысль быстрее, чем ты закончишь ее думать, готов ли ты доверить все свои секреты мне - женщине, которую не видел пятнадцать лет?
Готов ли ты назвать снова сестрой ту, которая создала себе брата из совершенно постороннего человека, перекроив его личность, точно орнамент на корсаже?

Астерион Блэк

- Джей! - восклицаю я, зарядив битой по бладжеру: дорогу нам пересекает загонщица Хаффлпаффа, прижимающая к груди квоффл.
Даже смотреть в твою сторону мне нет нужды: я чувствую, где ты, Джеральд Шафик, - ох, как длинно! - Джеральд, - непозволительно длинно, - Джерри, - нет, ты услышишь меня быстрее, Джей, иногда хватает и единственного звука - Дж. Ты начинаешь замах, кажется, ещё до того, как моя бита коснётся бладжера, ты заканчиваешь его именно там и в тот момент, когда следует: и вот уже квоффл в руках нашей команды.
Если я в чём я уверен здесь, в небе - так это в тебе.

- Джей, так куда пропала Флора? - ты пожимаешь плечами и взгляда твоего достаточно, чтобы я понял: тема твоей сестры - теперь табу.
Я предприму ещё две попытки дознаться, что сталось с ней, ты ещё дважды пожмёшь плечами и взглянешь вот так - и тема эта закроется очень надолго. На много странных и диких лет, Джей. Зато тема моей сестры пока ещё не закрыта, и вас уже на словах, по-доброму улыбаясь, женят все в нашем чистокровном обществе, и она смеётся, и ты смеёшься, а я не смеюсь - но если отдавать кому-то Эль, то, конечно, тебе.

- Джей, - слова сбились, спрессовались в горле и не поддаются попыткам произнести.
Ты не требуешь их, не ждёшь, ты в них не нуждаешься. Приносишь огневиски, газеты моему отцу, мне - журналы по трансфигурации - неужели сам подписался? - зажигаешь лампы в комнатах, окутанных тьмой.
Мне не нужно пожимать плечами и как-то по-особенному смотреть, тема моей сестры теперь тоже табу - такова, видимо, наша судьба. Вся болтовня из детства о двойной свадьбе и двойной возможности породнить Шафиков с Блэками останется болтовнёй, приёмы останутся воспоминаниями, друзья - достоянием прошлого. Но если кому и отдать билет на соседнее кресло в мою дальнейшую жизнь - конечно, тебе.

Джей, я нашёл десять новых способов убить человека, полсотни способов отравить его существование и пару сотен - превратить в калеку. Но по-прежнему ни единого - оживить, Джей, ни единого.
Джей, я умею превращать кровь и тёмный стаут, сердце в печень и жизнь в ад. Только не сумею превратить себя обратно в человека. Возможно, проблема в том, что я не хочу становиться человеком. Помню, что ощущения - такие себе, а что скажешь ты?
Джей, мне бы ещё парочку этих золотых ступ, что ты привозил из Индии, и глиняное кольцо из Малайзии, у которого всего один край, помнишь? Только теперь мне нужно закрученное изнутри наружу, а не наоборот.
Я работаю теперь в Хогвартсе и клятвенно обещаю не убивать слизеринцев. Постараюсь не трогать рейвенкловцев, пощадить хаффлпаффцев. Насчёт гриффиндорцев ничего обещать не могу. Даже тебе.

Джей, я встретил Флору.
Ту самую твою сестру, которую ты не видел пятнадцать лет.
Я встретил Флору, которая давно стала табу. Флору, о которой ты так ничего и не сказал, загадочно пожимая плечами. Я встретил Флору, Джей.
И она... и я...
Неужели... наконец я наткнулся на что-то, о чём не выходит вот так, запросто рассказать тебе?

Ты константа. Моя жизнь изменяется до неузнаваемости, всё встаёт с ног на голову и обратно. Я думал, что умер. Потом я и вправду умер. Я давно перестал быть человеком, я чудовище, у меня есть новый отец и новая сестра, новое безумие и ещё с десяток безумий стоят на подходе, переминаясь в нетерпении обуять неспокойное моё сознание. И только ты остаёшься там же, где и всегда, и без тебя вообразить мир уже, кажется, невозможно. Может ли это однажды измениться? Решать тебе.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой Джерри! Вся прелесть этого персонажа в том, что он может быть совершенно разноплановым сюжетно и эмоционально, он сможет выстроить широкий диапазон отношений и сюжетов, а мы с удовольствием откликнемся на все начинания и поможем войти в игру!
Очень ждем тебя!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++


Жить в твоей голове и любить тебя
Неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове и убить тебя
Неосознанно, нечаянно.


- Нет, тебя нет, тебя больше нет,
- хорошо, что он осознает этот факт, плохо, что не осознает себя в реальности. Его пальцы судорожно, слепо шарят по ее лицу, как будто он пытается очертить образ сестры поверх ее. Женщина отступает назад, как будто получила пощечину, будь Блэк в себе, он бы удивился такой реакции, а может бы и обиделся, но сейчас Флора наедине со своими умениями и его демонами.
Эль-Нат смотрит в неподвижные зрачки мужчины и понимает: счет идет на минуты. За годы работы с пациентами, она научилась очень тонко чувствовать ту грань, после которой сознание больного уже не вернется в тело. И Астерион уже стоит у этой черты. Решение женщина принимает мгновенно, пусть то, что она собирается сделать является чистым безумием, но не сделать она отчего-то не может. Надо бы оттащить его в соседнюю палату на кушетку, но секунды утекают слишком стремительно, мужчина падает на колени, потому Беккер безжалостно взмахивает палочкой, и Блэк меняется местами на операционном столе с недавним пациентом. Эль не обольщается, у бедняги, которого она так бестактно переместила на пол нет и десяти минут. Как только Астерион перестал поддерживать в нем жизнедеятельность при помощи заклятия, тело запустило процесс саморазрушения. Спасти мужчину может быть проще, чем вернуть Блэка, но Эль-Нат свой выбор уже сделала.
Холодные пальцы с силой ложатся на виски, чувствительные подушечки щекочут непослушные кудри. Тактильный контакт вовсе не обязателен в ее практике, но Беккер предпочитает всегда оставлять себе точку опоры на физическом уровне. Когда работаешь с сознанием без страховки, это всегда сопряжено с риском. Но если сфокусироваться на каком-то ощущении, то шанс выдернуть себя, словно Мюнхаузен за косу, из лабиринтов чужого сознания возрастает.
Первое, что она делает – размывает то самое, разрушающее воспоминание о гибели сестры. Его не нужно искать, оно на поверхности, оно яркое и доскональное, запечатлено с  фотографической точностью. Дьявол в мелочах, она точно знает, что если сгладить приметную щербинку на паркете, или убрать солнечные блики сквозь паутину трещин на стекле, или забивающую нос пыль, то воспоминание потеряет объем. Нет, боль и страх не уйдут, но постепенно рассеются вместе с докучливыми подробностями. Большинству пациентов хватает и этого, но воспоминание Астериона слишком травматично, боль продолжает бурлить в нем и пениться, но не находит точки приложения, и эта ситуация даже опаснее, чем была.
Эль до скрежета сжимает зубы и сглатывает стылый воздух операционной, который царапает гортань, будто предостерегая «Остановись! Дороги назад уже не будет!» Для его боли и страха нужна новая матрица, та, в которой он сможет испытать спасительное облегчение, а не бессилие. Она может нарисовать в его голове любую картинку, но не подкрепленная эмоциями, новая память не приживется. Мозг будет постоянно чувствовать фальшь и стремится избавиться от навязанных образов. Чтобы провести аналогичную манипуляцию с Дирком Вагнером, Эль-Нат готовилась больше полугода, собирала образы, проектировала их, расцвечивала эмоциями, переживаниями, мечтами. Имплантировала скрупулёзно и докучливо,  не давая мозгу ни единой зацепки. То, что она собиралась сделать сейчас, больше напоминает ни работу педанта-эстета, а шаманские танцы под галлюциногенными грибами.
У нее нет заготовок, нет продуманных образов, но есть память: ее и его. Беккер берет единственный из возможных фрагментов - день своего пленения. И вот уже не маленькая девочка сжимается от страха за свою жизнь в темном холодном лесу, а молодой мужчина ищет девушку, к которой неравнодушен. Она тоже помнит свой страх досконально, каждую корягу, поваленное дерево, труп оленя и оскаленную пасть рычащего волка над ним. Помнит, как мороз кусал влажные от слез щеки – теперь помнит и он. Она щедро льет свой безотчетный ужас и страх, что спасители не успеют, и он смешивается с чувствами Астериона в бурлящий коктейль, он ведь тоже так боялся не успеть. Хрупкая, едва живая девушка сжалась в темном углу вонючей лачуги – это воспоминание она подсмотрела в голове отца, и это был первый образ, боль от которого она разделила с другим человеком. Зашкаливающие эмоции мужчины хлынули в новую матрицу, наслаиваясь на образ, заполняя его. Девушка слабо улыбается разбитыми губами, и ему так страшно, что она уйдет так же, как ушла сестра, угаснет прямо на руках Астериона помятой лечуркой. Но он уже вовсе не неумелый подросток: заклятия срываются с палочки и целительная магия возвращает Флоренции жизнь.
Носовое кровотечение начинается внезапно сильно, горячие потеки заливают губы, подбородок, шею, отдельные капли срываются на лицо Астериона и выглядят настолько зловеще, что Эль уже знает – она заработает очередной страх. Если переживет сегодняшний день. В голове звенит, и это верный признак перенапряжения. Те, кто считает работу с сознанием делом легким и незатратным – глупцы. Лигилимент все время ходит по грани, перенапряжение создает риск мозгового кровоизлияния. Эль-Нат отгоняет неуместный страх и остервенело размазывает идущую кровь плечом.
Флоренция в воспоминаниях Астериона открывает прояснившиеся глаза и смотрит с благодарностью и нежностью. Флоренция в реальности держится на ногах из чистого упрямства.
- Пожалуйста, посмотри на меня… - шепчет она окровавленными губами и будучи не в силах больше стоять, отпускает голову мужчины и оседает на холодные каменные плиты.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая/ЛС - Эль-Нат Беккер или Астериону Блэку

0

6


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клайв Бьюкенен
КОЛДОМЕДИКИ НА СТОРОНЕ ДОБРА И ЗЛАРАЗЫСКИВАЮТ СТАРОГО ДРУГА НА ВРАЖЕСКОЙ|ПОДКОНТРОЛЬНОЙ ТЕРРИТОРИИ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/VTSKH.gif http://s7.uploads.ru/lTgut.gif

Jeremy Renner, Tom Hardy,...


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


В будущем о жизни твоего отца, сквиба Ангуса Бьюкенена, прославившегося как в мире маглов, так и в мире волшебников, напишут и издадут сотни книг, в его честь учредят несколько премий, маги всего мира будут слетаться на матчи сборной Шотландии по регби, периодически ставя под угрозу статут о Секретности, а самый известный его труд "Моя жизнь в качестве сквиба" выдержит сотню переизданий. Но на момент начала этой истории книга его не обрела и первой главы, а ты, Клайв, уже весьма громогласно заявил о своем существовании. Шел 1890 год или около того.
Все твое детство прошло на стыке двух миров. До первых проявлений магии ты гораздо больше тяготел к магловским мальчишкам, которые с восторгом принимали сына знаменитого регбиста. С первыми проявлениями магии круг общения пришлось сменить на магический, где отец был еще не столь известной, но, как минимум, заметной фигурой. (единственный сквиб, добравшийся до порога Хогвартса, шутка ли)
Неизвестно, успела ли его слава, обрушившаяся на семью с выходом книги, раньше тебя переступить порог Хогвартса, но отголоски ее несомненно следовали за тобой по пятам всю дальнейшую учебу. Тебя это абсолютно не тяготило и никак не отражалось на твоих отношениях с миром. Гриффиндор (а может, Хаффлпафф) такими вещами не кичится.
По окончании школы ты проявил свойственную вашей семье самостоятельность и избрал профессию колдомедика. Попутно весьма серьезно углубился в магловскую медицину, полагая, что у делающих успехи в этом направлении маглов можно многому научиться.  У тебя несомненный талант к хирургии и чарам, и ты отлично показал себя в экстренных ситуациях, мгновенно принимая взвешенные решения. Через два года стажировки в Мунго, ты обратил на себя внимание иностранного целителя, приехавшего в Британию по профессиональному вопросу. Это был мой отец, Руфус Хайланд, и ты воспользовался его приглашением провести последний год стажировки в Германской империи, в Мюнхенском магическом госпитале, в отделении недугов от заклятий.
Годом стажировка не ограничилась. Какими были побудительные мотивы, заставившие тебя осесть в Германии  - оставляю полностью на твое усмотрение. Возможно, красавица жена и двое детей, возможно - обширная практика, возможно - разыгравшаяся в 1914 году война, в которой ты мог принимать участие, вдохновившись примером моего отца и не в силах терпеть страдания гибнуших маглов, а мог - оставаться на передовой колдомедицины, не покидая стен госпиталя. Как бы то ни было, к моменту моего окончательного появления в твоей жизни в 1917 году ты работаешь в Мюнхенском магическом госпитале на должности Старшего целителя, а моего отца год, как нет в живых.

Ты много шутишь, много куришь и обладаешь  долей здорового цинизма, воспитанного годами практики. Однако твой добродушный склад характера и темперамент сангвиника не допускает жесткости, жестокости и пренебрежения к пациентам, так что никто из них бы не обвинил тебя во врачебной черствости, хотя при необходимости ты можешь быть весьма суров и бескомпромиссен. С коллегами чаще, но еще чаще - с начальством, которое периодически лелеяло надежду найти как бы тебя наказать за недостаточно почтительное отношение к власть имущим. Ты не конфликтный, ты просто не выносишь дураков,особенно дураков у руля.
Ты определенно хорош в колдомедицине и никогда не ограничивался одним направлением, кочуя из отделения в отделение, набираясь разнообразного опыта. Из тех, кто и больного ликантропией усмирит, и аврора грубой ниткой заштопает, и ребенка у роженицы примет (без особого восторга, но под бесконечные шуточки, от которых она скорее родит от хохота, чем от естественных механизмов).
Помню, что за отворотом любой твоей куртки обязательно прятался набор хирургических игл и нить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с первого твоего года пребывания в Мюнхене, поскольку все время, что я проводила за пределами школы, я обитала у отца на работе, готовясь стать целителем. Так что ты воочию мог наблюдать весь путь, что я прошла от все еще ребенка с горящим восторгом взглядом до молодой женщины с несгибаемым упрямством, достойным лучшего применения и не слишком подходящим для целителя складом личности.  Возможно поэтому мы так неплохо сработались, успев привыкнуть друг к другу задолго до того, как я формально смогла заниматься колдомедициной и портить тебе нервы.
Ты любил хохмить, что из-за меня поседеешь раньше времени и имел полное на то основание, регулярно выуживая меня из разнообразных передряг (в духе той, как я, не будучи даже стажером, применила к пациенту реанимационные заклинания, не дожидаясь твоего появления). Ты не гнушался критиковать меня, но всегда делал это так, что у меня не возникало желания послать тебя к гриндилоу. Ты открыл мне глаза на магловскую медицину, показав, что их достижения нельзя сбрасывать со счетов, особенно, когда велик шанс столкнуться с их оружием, когда им вновь захочется поиграть в войну. То, что я виртуозно накладываю магловские швы на раны и не гнушаюсь идти на открытые оперативные вмешательства - твоя заслуга.  То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук - тоже твоя заслуга. Пить огневиски меня тоже научил ты, хотя не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами. :D
В 1926 году в Баварии станут набирать силы сторонники Гриндевальда. Сперва исподволь, затем все более явно, и в декабре 1926 года Бавария полностью перейдет под контроль магов, наплевавших на Статут и открыто объявивших о своем превосходстве. Многие бежали, пока была такая возможность, но ты остался на своем месте. Я не знаю твоих побудительных мотивов, Клайв. Возможно, твоей семье угрожали. Возможно, тебя удержало чувство долга передо моей семьей, ведь на попечении в твоем отделении оказалась моя тетя, находящаяся в магической коме после воздействия особо темного проклятья. Возможно, ты увидел для себя шанс сопротивляться новому режиму изнутри, спасая тех, кому не посчастливилось оказаться перемолотыми его жерновами. Возможно, ты тайный участник баварского партизанского сопротивления.
На самом деле, мне страшно думать, что твои мотивы могут оказаться иными и сотрудничество с новым режимом - полностью добровольное, что эти идеи нашли путь и к твоему сердцу. Мы не виделись вживую около двух лет и я не знаю, какие события твоей жизни предшествовали нашей новой встрече. Но мне хочется верить, что ты все еще прежний, поскольку я в очередной раз вляпалась в передрягу, Клайв, и пока не знаю, как из нее выберусь без твоей помощи.
Мы обязательно встретимся осенью 1927 года, когда я вновь появлюсь в Мюнхенском госпитале, но уже в качестве пленницы. Моих пленителей будет интересовать информация, которую может предоставить разум тети, находящейся на твоем попечении, меня же будет интересовать любая возможность сбежать. У тебя же будет широчайшее поле для того, чтобы помочь мне в нелегком этом деле или помешать.
Еще тут тебе прилетела

сова от Доротеи Шварцвальд
п.с. осторожно! она кусается!

Заявление об увольнении
Назовем это "просьбой об отпущении"

Мы с тобой, Клайв, знакомы достаточно давно для того, чтобы я опустила формальности. Так что, вот, погляди-ка - "леди Шварцвальд" (это я говорю непременно твоим хохмично-напыщенным голосом в своей голове, чтобы ты точно знал, насколько это приедается) не испещряет половину пергамента чопорными словами вроде "соблаговолите", "извольте", "будьте так добры". Можешь считать это исключительно своей заслугой. Добился.
Это лирика, за которой я пытаюсь спрятать суть. Но не вернуться к ней не могу, так что: я и правда хочу уволиться и обязана известить себя о данном намерении.
Ты наверняка слышал прискорбные новости о моем брате. Теперь можешь не переживать за меня. Даже не смотря на то, что ты всё конечно же тогда надумывал и, почему-то, не верил правде - никакой брат меня не бил. Я сама падала. Ей Мерлину! Я должна была это ещё раз прояснить, а то ты вообразишь себе невесть что опять. Не будем к этому возвращаться.
В связи с этим всем я не могу больше оставаться здесь, в Германии. Слишком тяжко.
Не буду утруждать тебя своими планами на будущее, а то твоя голова опять начнет "болеть от духоты" моего типичного существования. Как-то так ты называешь зависть моему положению, не так ли? Ты знал, что я не упущу возможности об этом упомянуть. Сам придумал - сам и наслаждайся!
Я буду тосковать по работе под твоим чутким руководством. Благодарна за годы службы в госпитале бок о бок. Даже игнорируя тот факт, каким раздражающим ты бывал что далеко не сразу мы смогли сойтись во мнениях и характерах.
Ты был неплохим наставником.
Приглядывай, будь добр, за Соль.
Пока она себя не загубила своим трудоголизмом.
И не смей говорить этой самаритянке, что я о подобном просила.
Ну а я отправлюсь по своим делам.
Прощай и с уважением вслух ты этого никогда не услышишь
Доротея Лореляй Шварцвальд.


Это письмо Доротея Шварцвальд отправила перед своим увольнением из госпиталя в Мюнхене. Она была школьной подругой Сольвейг, поэтому именно она стала тем мостиком, который помог им двоим начать общаться на уровне более глубоком, нежели "здравствуйте - до свидания".
История Клайва и Теи - это бесконечная история упражнений в остроте языка. С тех пор, как Соль их познакомила по-человечески, Дора перестала делать вид, что она сухая вобла из высшего общества и стала позволять себе колкости и язвительность, а Клайв в этой гонке подколов уж точно не отставал.
Он был единственным, кажется, человеком, который заприметил, что  Доротея Шварцвальд - единственный сотрудник госпиталя, который не просит отгулов и выходит на праздники, совершенно никогда не отправляясь к семье. Клайв чуть не получил убивающее заклинание промеж глаз, когда посмел бегло изучить ту гору писем от её брата, что Тея старательно не читала. Клайв стал задавать вопросы, стараясь выяснить. Потому что был чертовски чуток и внимателен. А потом, уговорив Шварцвальд посетить родной дом хотя бы на годовщину смерти отца, был единственным, кто заметил на Доротее свежайшие синяки и свежесрощенные раны.
Коайв был единственным в окружении Доротеи, кто догадался о том, что именно происходило за закрытыми дверями поместья Шварцвальдов.
Только вот Тея ему, конечно же, не позволила. Ни помочь себе, ни узнать правды, ни позаботиться. Тея отбрехивалась и изворачивалась. Так что им обоим было удобнее, в конечном итоге, сделать вид, что ничего не было.
Они вернулись к подколам, только теперь Тея старалась держаться подальше, а Клайв не упускал возможности исподтишка проверить, не появилось ли новых ужасающих следов.
А потом Тея ушла. Сначала из больницы, сообщив, что ей срочно надо домой. Потом - из страны, отправив лишь письмо, так и не явившись лично.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Планы на игру: это заявка в крепкое товарищество, которое только и может связывать коллег-целителей, достаточно долго знакомых друг с другом и хлебнувших разнообразного пойла из одной фляжки. Однако, товарищество не означает безоблачность, как в прошлом, так и в настоящем:)
У нас с вами огромный период прошлого, в который можно отыграть множество разнообразных ситуаций. По сути, после смерти отца, я остаюсь один на один с избранной стезей целителя и наломаю достаточно дров прежде, чем сама встану на ноги, и на этому пути поддержка Клайва была бы неоценима. Может быть вы, однако, так себе дровосек.
В настоящем же я отчаянно буду искать выхода из плена и эту ситуацию можно разрешить весьма многообразно.
На форуме присутствует достаточно представителей армии Гриндевальда, чтобы не оставить вас без работы, в том числе четыре колдомедика разной специализации. Доротея тоже жаждет вас видеть, чтобы в очередной раз поупражняться в словесных пикировках. Она теперь весьма изменилась и обладает навыками, от которых у тебя вполне возможно волосы встанут дыбом.
Скучно определенно не будет!

❖ Все, что не прописано - вам на откуп. Из прописанного - решительно все обсуждаемо. Вы можете изменить имя, но фамилию и происхождение мы очень бы хотели оставить. Нам кажется, что история сквиба, воспитанного маглами, ставшего всемирно известным игроком в регби и написавшего обо всем этом книгу, популярную у волшебников, прекрасна сама по себе и закладывает отличный фундамент для становления Клайва. К тому же родственники в Шотландии отличный повод пересечься с персонажами, обитающими за пределами Германии. Очень хотелось бы увидеть персонажа с границы двух миров, с самого детства пребывающего на ней и прекрасно ориентирующегося во всех перипетиях жизни маглов и волшебников, и как этот персонаж вынужден будет существовать в условиях, когда Бавария окажется под пятой Армии Гриндевальда.
Пожалуй, самым жестким остается вопрос возраста. Клайву никак не меньше 35 лет, а скорее ближе к 40.
❖ Мы можем обсудить любой момент истории, где мы разойдемся во взглядах дабы прийти к варианту, устраивающему нас всех. Вы можете даже поменять лояльность, действительно присоединившись к армии Гриндевальда на добровольных началах, хотя возможность с вас начать формировать баварское сопротивление, в рядах которого состоит кузен Сольвейг, откровенно греет сердце. Да и по разные стороны баррикад от Доротеи будет интересно. 
❖ Джереми Реннер определенно внешность, которую мы хотели бы видеть! Ее можно сменить безболезненно, если вы сможете предложить сходный с ним и Харди типаж. То бишь, коренастый, крепко сбитый мужчина, без тонких черт лица, излишней смазливости и какой-либо воздушности. Клайв очень прочно стоит на ногах и с некоторой высоты своего роста плюет на трудности, что вы готовы на него возложить. Еще и зубоскалит, зараза)

❖ Пишу от 3к, от третьего лица. Не смущаюсь, если вы пишите при этом от первого, не считаю знаки, не подгоняю и не требую постов. Меня устроит любая скорость отписи, укладывающаяся в форумный минимальный лимит. К себе ожидаю сходного отношения. Зафлужу, если вы флудер, оставлю в покое, если нет.Найду вам десяток сюжетов, свяжу с другими игроками, хотя самостоятельность в данном вопросе будет в плюс. Обосную любой кипишь, так что ко мне можно с любыми идеями. В графику могу только очень посредственную.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Она все еще не обрывает колдовство, все также исступленно вливается в него всем своим естеством- горецвет уже не просто скрыл под собой могильный холм, он стелется ковром окрест, а вьюн оплетает ее собственные лодыжки.  Аромат цветов становится нестерпимым, от него спирает в горле, но Соль рвано дышит им, жадными глотками пьет этот сгустившийся воздух. Эта волшба лишена красоты, она злая и дикая, как может быть жизнь, когда вгрызаешься в нее зубами. Сольвейг не скупится и не заботится о красоте и форме. Все это грубая штопка по обширной ране, только чтоб остановить выматывающее кровотечение, так жестоко ее обессиливающее. Выздоровление-дело многих лет, шрамы, точно метки темного проклятья, не сойдут никогда, а фантомные боли, вероятно, будут доводить ее до безумия, но это все мелочи по сравнению с необходимостью жить, жаждой этой жизни. Она действительно хочет жить, и будь иначе- ушла бы следом за родными тотчас же, когда увидела обезображенные их тела.
Это был бы простой, легкий исход.
Но ее удел жить, черт подери, долг ее перед семьей и собой! Горецветы, точно заверяя эту мысль, распахивают ставшие неестественно большими соцветия, яростно-желтым, горьким и животворящим одновременно, плещут они, застилая взор. 
И в этот момент тяжесть чужой ладони на плече обрывает наваждение.
- Вы ведь волшебница?- хрипло шепчет незнакомец, присутствия и приближения которого она не заметила. В царящей вокруг тишине шептать нет нужды, от того вопрос приобретает для Сольвейг зловещий оттенок. Все внутри каменеет, точно к ней применили Duro, а не только лишь коснулись.
Ничего не докажешь.
Соль требуется лишь мгновение, между уже отзвучавшей фразой и той, что ей еще предстоит услышать- ловким поворотом кисти палочка скрывается  в рукаве платья, а на лицо падает непроницаемое выражение вежливого недоумения. С ним она и оборачивается к высокому мужчине, молча стряхивая ладонь с плеча, и желая, чтобы он не стал настаивать на своей версии. По долгу службы как применяется Obliviate Сольвейг знает, но не любит это заклинание, редко использует даже когда воспоминания о перенесенных страданиях мучают пациента, и тем более не готова касаться его здесь и сейчас.
- Помогите мне, пожалуйста.
На бескровном сером лице незнакомца явственно проступает страдание и его ведет в сторону стоит руке лишиться опоры ее плеча, но еще раньше Соль накрывает знакомый до горечи во рту металлический запах, который так близко не способен более заглушать аромат разросшегося горецвета. Как сомелье способен различать тысячи оттенков аромата вина, так целитель ощущает запах болезни, помнит, что значит каждый из них. И запах крови- первый в этом списке.  Целитель чует кровь ничуть не хуже гончей.
Вот и она- насквозь пропитала правый рукав темной мантии, так неподходящей этому месту, так вызывающе бросающейся в глаза своей инородностью, подтверждая однако и факт того, что перед ней все же волшебник, а не любопытствующий маггл. Два волшебника и маггловское кладбище, однако, у судьбы есть чувство юмора и талант к режиссуре.
- Черт возьми,- выдыхает Сольвейг, преодолев потрясение первых мгновений. Она поддается вперед,  отдергивая полу мантии, чтобы найти источник кровотечения, но приходится убрать руку и снова подставить плечо под ладонь мужчины, который теперь наваливается всей тяжестью и едва не придавливает к земле.
- Сядь, давай же.
Она помогает незнакомцу сесть ,и он тяжело приваливается спиной к обелиску. Кровь пачкает белый камень, но Сольвейг не видит этого. На самом деле ничего не видит, кроме очевидного- на ее руках истекающий кровью человек ,и она единственная, кто может, обязана ему помочь.
Вот и все. Все сложности в расстановке приоритетов, вся твоя боль и метания теряют в весе, становятся несущественными перед лицом долга. Это очень просто: ты, пациент и мера твоей ответственности.
А ее спрашивают за что она любит свою работу.
- Эй, не молчи.  Говори со мной,- Сольвейг быстро окидывает взглядом окружающее пространство, но они по прежнему одни. Надолго ли? Сколько у нее есть времени?- Тебя будет клонить в сон, не поддавайся этому. Как тебя зовут? Ты можешь сказать, как это случилось?
Впрочем, "как" она вполне представляет себе, продравшись сквозь заскорузлую от крови рубашку и обнажая рану, похожую на удар пики. Багряный отек, расходящийся солнечной короной вокруг нее пускает вдоль позвоночника льдистый холод. От ее прикосновения кожа слущивается, валится хлопьями, будто ее обдали кипятком. Склоняясь к ране, Соль ощущает едва уловимый запах падали, причудливо мешающийся с кровяным. Запах этот не сулит ничего хорошего, но Сольвейг решительно гонит от себя это жуткое ощущение безнадежности.
Чего бы ты не стал просить у мира, будь готов к двум вещам: то, что случится, не будет похоже на то, что ты просишь. И почти наверняка ты с этим справишься. 
Она просила, требовала себе огня и взрыва? Что ж, почему бы не человек со смертельным проклятьем там, где ты кажешься себе бессильной?  Лишь бы только никто не появился следом и не превратил изящную метафору в пошлую правду.
- Computresco caro,- выдыхает зло, закатывая рукава платья и выхватывая палочку, которую все еще прятала до этого момента. Ей приходилось сталкиваться с этим проклятьем, так что симптомы бросаются в глаза и у нее почти нет сомнений. Обезболивающие чары здесь будут почти неэффективны, но она все равно накладывает их на всю руку и грудную клетку прежде, чем вновь коснуться раны. Мышцы сереют, расползаются от малейшего прикосновения, но кровь останавливается после нескольких же заклинаний возрастающей силы. Это не благо. Можно подумать, что проклятье растекается от источника подобно чернильной кляксе по пергаменту, пропитывая собой плоть, но на самом деле, будучи по своей природе сродни токам тела, устремляется по пути наименьшего сопротивления. Оно вливается в сосуды, проникает меж сухожилий, обволакивает нервы и уже оттуда начинает свой гибельный путь изнутри наружу. При других обстоятельствах, имей под рукой кровевосстанавливающее зелье, Соль предпочла бы крайней мерой пустить незнакомцу кровь, чтобы ослабить действие проклятья. Но не теперь, разумеется. Придется придумывать что-то еще.
- Каковы шансы, что тебя будут преследовать?- спрашивает, поднимая взгляд на мужчину. Вывод этот напрашивается сам собой. Сольвейг встречалась с аврорами, попадавшими к ним в госпиталь после переделок с темными магами. Все факты на лицо: проклятье, случайная аппарация в совершенно неподходящее место, невозможность маскировки. Уходить отсюда им все равно придется, вопрос лишь в том, как далеко она должна его увести.

❖ СВЯЗЬ Гостевая, ЛС

Отредактировано Owl (2019-02-01 00:51:41)

0

7


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Асмунд Торссон ав Химмелен-Фьелль
ХОЛОДНАЯ СЕСТРА В НЕПРОСТОМ ПОЛОЖЕНИИРАЗЫСКИВАЕТ БРАТА, ЧТО ГОТОВ ПРИСМОТРЕТЬ ЗА СЕМЬЕЙ В ЕЕ ОТСУТСТВИЕ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/h1uFb.jpg
richard madden


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клан Химмелен-Фьелль живет уединенно и тихо - они кутаются в теплые шубы, чтобы пережить беспощадные холода и щурятся от солнца, потому что они привыкли к темноте. Их не увидишь на светских приемах, их имен нет на страницах современной истории, и дети их никогда не принимают приглашение обучаться в Дурмстранге. Многие считают, что клана Химмелен-Фьелль и вовсе не существует, и все упоминания о нем - выдумки, направленные на то, чтобы пугать на ночь непослушных детей. И хорошо. Этого их клан и добивался.
     Прошло несколько десятилетий с тех самых пор, как короли всей магической Скандинавии побросали все, над чем работали, и скрылись на острове Серейя, в темноте да холоде севера. Бывшие лидеры политической арены, военного времени, да патроны искусства и магии, исчезли настолько старательно, будто их никогда и не существовало, и на все попытки к ним приблизиться они даже и не пытались ответить. Прошло несколько лет, и магическое сообщество начало привыкать к их отсутствию. Прошли десятилетия, и оно привыкло обходиться и без них. Прошли века - и этой фамилии никто и не узнает кроме тех, что посвятил себя старым летописям давно минувших дней. Или тех, кто жил и проживает на территориях острова Серейя. И тех, кто в семье этой родился.
      Их семья не отказывалась друг от друга, и они знали, что не было ничего важнее кровных уз. И все вместе они хранили тайну проклятия, в результате которого их клан однажды исчез с политической арены магического мира - из века к веку матери клана Химмелен-Фьелль передавали своим дочерям проклятье маледиктуса, обрекающее их на превращение в волков. И их семья хранит эту тайну настолько ревностно, насколько они только могут.
      Однако, если в сохранении тайны их семья и оказалась успешной, на поприще управления деньгами и людьми успехи были относительно плачевны. Их территории переставали быть плодородны, люди становились голодны и несогласны с властью, все больше и больше их бывших территорий становились под чужими флагами и занимались самоуправлением. Их семья теряла влияние клочок за клочком и едва оставалась на плаву достаточно для того, чтобы хотя бы просто поддерживать свой собственный замок, хранящий в себе страшные тайны древнейшей магии.

Ты был рожден в старшую ветвь клана, и с самого детства готовился стать его главой, несмотря даже на то, что родители твои да дядюшки, управляющие семьей, были совершенно никчемны как политики и совершали ошибку за ошибкой. ты рос, ты становился умнее, и ты был невероятно талантлив на поприще стихийной магии и ритуалов. Ты рос с невероятным потенциалом и поэтому еще ребенком ты представлял для амбициозных лидеров угрозу, но тебя не пытались устранить, нет. Тебя изо всех сил пытались подчинить, пускай ты никогда и не учился политической игре. Ты был талантлив и умен, бесспорно, и ты предпочитал проводить свое время за изобретением и изучением новой магии и новых ритуалов, чем за попыткой убедить свою семью, что в чем-то ты был прав.
     И, как результат некомпетентной политики, твоя семья оказалась отстранена от главенства мирным переворотом, и во главу стала женщина из младшей ветви, которая вскоре пала жертвой проклятья маледиктуса и отдала бразды правления Эриндис, твоей двоюродной сестры, которая решила прекратить традицию скрытности, и, наконец, вступить на мировую арену. Но что же обо всем этом думаешь ты, человек, которого всю жизнь готовили вести за собой эту семью, и кому сейчас пришлось отойти на второстепенную роль?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Они всегда были братом и сестрой, пускай ты и был ее старше. Они вместе играли во дворах и сидели допоздна в библиотеке, держась за руки и рисуя круги преображения мелом прямо на полу. Ты был старше, и ты всегда был невероятно умен, и Эриндис была в восхищении. Она никогда не хотела стать главой семьи, и никогда не думала, что это произойдет. Ты должен был стать главой по праву, так кто же знал, что все закончится так?
     Эриндис было тринадцать лет, когда она оказалась похищена благодаря глупости ее же отца, и ты никогда не смог простить этого человека, и никогда не смог смириться с глупостью семьи, которая позволила этому произойти а потом так и не смогла разрешить конфликта. Ты пообещал себе, что найдешь сестру сам, и что станешь таким лидером, под носом которого ничего подобного никогда не сможет произойти.
     Сестра вернулась в клан лишь через несколько лет, нося на себе шрамы того, что с ней произошло, и изменившись до неузнаваемости. И несмотря на то, что она больше не знала, кому могла доверять, она не могла оставить позади теплые отношения с братом. После мирного поворота мать Эриндис стала главой клана, а затем по ее стопам пошла и сама Эриндис. И пускай все прошлые советники потеряли вес своего слова, она готова была слышать тебя, пускай так и никогда не смогла до конца поверить. Она готова была даже оставить на себя свою семью, когда удалялась ненадолго для того, чтобы изучить мир. Быть может, ты сможешь доказать, что стоишь большего доверия?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

На самом деле, все совершенно менябельно - и имя, и внешность, поскольку они не упоминались. Вы вольны как хотите прописывать характер, и я буду очень рада сыграть как и общую поддержку и доверие в виде "мы против целого мира", так и несогласие в семье. Например, брат вполне может быть не согласен с политикой своей сестры и считать, что ее поведение приведет их клан к погибели. А может, он лишь хочет защитить сестру от возможного влияния некоего Геллерта Гриндевальда, что недавно появился на пороге их дома?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Не было больше никаких битв кроме тех, что происходили в ее голове.
Так почему же она...
проигрывала?

Хватаясь зубами за воздух, Эриндис закрывала глаза, чтобы позволить себе не замечать, как все вокруг опускается в сереющую тьму. Нет, она не позволит этому опустить себя на колени. Нет, она прошла слишком долгий путь, чтобы останавливаться сейчас. Нет, этот похоронный звон в ушах да эта боль, отдирающая мышцы от костей, не смогут ее остановить. Побелевшие пальцы держались за край стола, и она даже не замечала, что угол впивался в ее ладонь, оставляя глубокий след. Боль, безумие, ярость.

Ярость. Нет, не страх и не отчаяние - ярость, злость, желание вонзиться зубами хоть даже в сами каменные стены будто те сломаются раньше, чем зубы. Эриндис не хотела больше быть слабой и она устала быть жертвой. Сколько раз она оказывалась во власти людей, что считали, что ее можно использовать? Что считали, что они умнее ее и маленькая девочка не сможет им противостоять? Так вот от маленькой девочки больше ничего не осталось. И они прочувствовали это на себе. И она, повзрослевшая девочка, готова была подняться на свои ноги и сделать то, что ей было нужно. И сейчас ее останавливала собственная же голова.

Эти припадки начались давно. Говоря по правде, Эриндис их и не замечала поначалу, считая, что это лишь последствия жизни в плену. А затем и отказывалась замечать, считая, что это признак слабости и немощности, который она стряхнет с себя, стоит только стать хоть чуточку сильнее. Но... почему они следовали за ней и сейчас? Почему становились сильнее с каждым годом? Откуда это странное, звериное чувство? Откуда эта боль всего тела, дробящая ее стержень на мелкие кусочки словно бы огромным молотом? Неужели, она боялась об этом даже думать, все, что с ней произошло до этого, могло оставить вот такой вот след?

Какой-то запах ударил в нос. Не запах старой мебели и собственной одежды. Чужой - становящийся все сильнее со звуком приближающихся шагов. Кто-то случался в запертую дверь и говорил что-то про встречу семьи, на которой она сейчас должна была быть. И комок злости разростался все сильнее - она не позволит этому стоять на ее пути. Она должна была быть в другом месте, она должна была быть сильной и уверенной. Она должна была быть здоровой и сильной а не сгибать свою спину будто бы под огромным грузом, скукожив до морщин собственное лицо. Она была Эриндис Фрейдисдаттер и она не позволит этому миру себя одолеть.

- Я буду позже, - ей показалось, или в нотки голоса прорвалось нечто рычащее? "Пусть начинают без меня? Ха." - Пусть ждут. - Она так и не открыла глаз, будто бы одной лишь силой собственного упорства могла заставить серую тучу, закрывающую свет и поливающую ее острым градом, исчезнуть навсегда, оставив за собой ясное небо. Будто бы сейчас, сделав глубокий вдох, она могла стряхнуть с себя эту болезнь как порванную мантию с плеч, и выйти на встречу семьи гордо и уверенно, будто бы так и должно было быть. Будто бы она имела право опаздывать на столько, на сколько пожелает. Оставить боль позади. Только и всего. Почему так сложно?

Чужой запах удалялся вместе с глухими шагами, но Эриндис не могла вдохнуть свободно, и дело было не только в парализующей боли, сжимающей диафрагму. Сейчас к двери приближался запах гораздо более знакомый.

❖ СВЯЗЬ
Лучше через гостевую

0


Вы здесь » Marauders: Close enemy » Друзья из разных стран » Fantastic Beasts: Obscurial