активисты
недели
постописцы
недели
Цитата недели от Balthasar Wade / Джеймс из дома Хештегоносных, именуемый крачкой, Незаигралпиновый, Король Мародеров, Король Сосен, Рогов и Первых Подснежников, Кхалис Алектового Моря, Разбивающий Мемы, Батерь Избранного
Пост недели от James Potter / Старые деревянные балки, рассохшиеся и местами поеденные жучками, каким-то образом все равно выглядят аккуратными и ухоженными – в этом была вся Юфимия Роули старшая. Даже в своём немолодом возрасте энергичная и полная жизни и сил, она сновала по дому безостановочным вихрем, то с помощью магии, то вручную убирая, переставая, украшая, окружая заботой всё и всех, что попадало ей под руку. Смешно разговаривая с предметами и развивая линию отношений с каждым из них. Каждый из жуков-древоточцев наверняка был сначала отруган, потом прослушал лекцию о совести и важности неприкосновенности имущества, и наконец изгнан из дома в свободный полёт через круглое чердачное окошко.
Вытянутое помещение чердака пахнет древесиной и солнечной сухостью воздуха, как пахнут только самые жаркие дни лета, а тёпло-жёлтый луч из окна подсвечивает взвесь невесомой танцующей пыли. Джеймс, совсем маленький, наверное ему девять – или десять, как уже вспомнишь? – пытается красться тихо, представляя себя мягколапым соседским кроликом Чарлусом. Его цель – Юфа, копающаяся в углу в сундуке, куда книги, по мнению Поттера, уходили умирать, кажется мама попросила её принести какой-то очередной талмуд «Зельеварение для самых скучных», «Сто шесть видов бобов» или «Как правильно вести подсчёт листьев мандрагоры – сверху, снизу или воспользовавшись трафаретом Джета Чапмана».
дуэт недели
эпизод недели

Marauders: Close enemy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Close enemy » Друзья из разных стран » crimson beginning


crimson beginning

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumuploads.ru/uploads/000b/09/4f/27529/558123.png

wizarding world, marauders era, 1980
marauders. crimson beginning — run or be ready to die

Every great cause has martyrs. Every war has suicide missions and make no mistake, this is war. One half of the human race at war with the other. The invisible army hovering at our elbow, tending to our homes, raising our children. Ignored, patronised, disregarded. Not allowed so much as a vote. But an army nonetheless, ready to rise up in the best of causes. To put right an injustice as old as humanity itself. So you see, Dumbledore / Dark Lord was right. This is a war we must lose / win.

0

2

marauders. crimson beginning

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/743600.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/255954.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/697236.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/610249.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/12610.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/221539.gif
●      ●      ●      ●      ●      ●      ●      ●      ●      ●

the pure-blood families are all interrelated.
if you’re only going to let your sons and daughters marry pure-bloods,
your choice is very limited; there are hardly any of us left.

0

3

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://i.imgur.com/pPsCP7D.gif https://i.imgur.com/VvLzXUL.gif
THORFINN ROWLE, 40 *
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ВИЗЕНГАМОТ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБВИНИТЕЛЬ — ALEXANDER SKARSGARD

[indent] В зале суда от страстной речи обвинителя трещит воздух, но в глазах его лед, который, кажется, ничто не растопит. Ему внимают, как никому другому, он выигрывает, хотя и умеет проигрывать - на первый взгляд. Что там происходит за закрытыми дверьми его кабинета, никто из присутствующих не знает.
[indent] Почти никто.
[indent] Торфинн Роули лучший обвинитель последних десяти лет, способный добиться желаемого, особенно, если это в его интересах. Наследник чистокровной фамилии, Темная метка как доказательство тому. Он не самый идейный Пожиратель в стане Темного Лорда, но это гарантия власти, гарантия возможностей, а плох тот, кто не пытается вознести свое имя выше на пьедестал, сделав мир под себя. Семейство Роули появилось на берегах Англии вместе с нашествием викингов века назад. Торфинн не знает, но генетически помнит великие походы, магию, как она есть - дома все еще стоит алтарь Одину, во имя победы возносятся молитвы Тору, а за плодородие отвечает Фрейр. Кровь викингов не выжить аристократичными манерами и воспитанием матери-англичанки, он улыбается ей, целует в щеку, но в глазах стынет жажда войны просто потому, что он создан для нее, любой: беспощадной с мечом и щитом, бескровной с палочкой и заклинаниями, бессмысленной во имя идей, за которые он не умрет. В Вальгаллу рано, еще много чего не сделано.
[indent] Амелия внимательно следит за ним в зале суда, когда узнает, что он назначен обвинителем на последнее ее дело, по которому готовит документы. Совместное расследование сближает настолько, что уже и оглянуться не успевают оба, как щелкает замок двери кабинета, как скрипит под ними диван, как его руки скользят по тонкой вязи дорогих чулок, его зубы оставляют укусы на ключицах, нежности нет, лишь надрывный шепот "fucking viking", но это устраивает обоих. Поначалу это лишь диван в его кабинете, отели появляются позднее, предусмотрительно далекие от Косого переулка, чтобы не заметно было. Позже в ход идут маггловские, оттуда красивый вид на Лондон с его уродливым огурцом, лишь краем сознания замечает Амелия, когда Торфинн прижимает ее к стеклу.
[indent] Это не любовь. И Роули не составляет себе труда анализировать причины подобного романа, в то время как у него вполне себе официальные отношения с Августой Лонгботтом. Он наблюдает с интересом за метаниями Амелии, выворачивает ее душу наизнанку, ломает собой, хотя уже знает, что ее успели надломить давние несбывшиеся мечты любви с другим, из которых она, может и не до конца выросла; поднимает подол ее юбки без ложного стеснения, чтобы ощутить под ладонью ее горячую кожу. Они работают над делами, составляют совершенный по своей отдаче дуэт, и Торфинн предлагает ей сменить Аврорат на Визенгамот. Амелия смеется: когда поймаю всех Пожирателей. Торфинн делает глоток огневиски: посмотрим. Она ломается под новой волной смертей, он едва успевает смыть кровь с рук, чтобы подать ей стакан с виски. От него пахнет дорогой жизнью, и этот запах Амелия знает, от него пахнет смертью, и его она узнает. Иногда Роули видит в голубых глазах напротив сомнения, и гадает, что это: подозрение его в убийствах, желание занять место Августы? Но Боунс умная девочка, ничего этого вслух не высказывает, лишь на какое-то время демонстративно уходит.
[indent] Каждый новый уход раздражает его все больше.
[indent] Последний уход вызывает уже злость, словно дозу не додали. Роули не собирается выбирать, забирая у каждой из женщин свое, и не потерпит такой наглой манипуляции из арсенала мисс Боунс. От него не уходят, если он того не хочет.


[indent] Итак, говорю прямым текстом: это заявка на сложные отношения Торфинн/Амелия/Августа, в котором каждого ждет что-то, что обойдется ему дорогу. В общем, хэппи энда тут не будет, не ищите. Образ Роули - это дикая смесь Перри из "Большой маленькой лжи" и Эрика из "Настоящей крови", хочется жесткости Перри, северной беспощадности Эрика, все вместе приправленной нордической магией, она своебразна и очень интересна. Британского в Торфинне только поведение и образование, но внутри он викинг, вот тот самый: безжалостный к врагам, собственник, воин. И когда у него начинает непорядок в привычном положении дел, он злится и хочет вернуть все к тому, что его устраивает. В этой истории кто-то может не выжить, а выжить могу все, но с разной степени инвалидности, так что если вы любите подобное, вам сюда, пусть Августы с нами еще нет, но это лишь вопрос времени.
[indent] Еще один немаловажный момент: в самом конце декабря 1979 года Амелия понимает, что беременна от Роули. Сначала пытается избавиться от ребенка, но затем принимает решение его оставить. Дитя чистокровное, у Боунсов тоже хорошая родословная, пусть и не такая знаменательная. Торфинна ждет выяснение этой новости, попытка заполучить ребенка, попытка завладеть Амелией, чтобы она не мешалась под ногами, как это все будет, решим вместе. Я открыта для любого игрового варианта, наполненного эмоциями и стеклом. Это наша история, нам ее и создавать.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] Дробный стук дождя по стеклу раздражает, будто бы мало ноющей головной боли, виски рвет на части от чувства безмерной усталости, что поселилась под черепушкой - ни туда и ни сюда. Состояние редкой паршивости, но аннотация к зелью гласила, что так и должно быть, если ты делаешь мерзкое дело убийства ребенка в себе. Называть все своими именами для Амелии привычное дело, профессиональная деформация, как иногда шутит Освин. Мыслит протоколами, никакой романтики, никакой иносказательности - зато честно, редкая вещь в мире, которые каждым новым днем получает удар чужих когтей, истекает каплями крови, невидимыми, но от железного привкуса в каждом новом шаге не избавиться.
[indent] Амелия задерживается на работе, будто - какая глупость - ждет, что ребенок, непрошенный и нежданный, растворится в ней просто так. Но глаза не видят букв показаний, кривых почерков и пустых клякс, глаза не видят ничего, в самих глазах какая-то пустота. Это все Агата виновата, не нужно было ей ничего рассказывать, но та застала золовку в неловком положении, а изворачиваться не оказалось сил. Вся эта ситуация изламывает Амелию больше, чем думалось, тонкими шрамами вспарывает былые истории, будто бы мало ошибок прошлого, вот тебе новые болезненные исходы. Под тонкими пальцами обжигается записка: аккуратный почерк, отель и время, все как обычно, словно ничего никогда не изменится. Торфинн ждет, Амелия не придет.
[indent] В полумраке не видно бледности, в полумраке она в состоянии кивнуть коллегам, уходящим и приходящим. Но живот скручивает тошнотой, словно приступ токсикоза настигает не поутру, а сейчас - и Боунс тянется рукой к чашке с чаем, неловкое движение пальцев, и чашка падает на бок, расплескивает содержимое, как Амелия собственную жизнь.
[indent] - Дракл, - главное успеть спасти рабочие документы, сдвигает на край стола, ищет палочку, но находит пустоту: плохо как-то все, внутри все плохо, так должно быть или нет? Духота душит, наполняет легкие, мешает вдохнуть, края чайной лужицы расплываются - Мел с трудом поднимается со стула. Ей нужно выйти, ей нужно умыться, ей нужно что-то делать, она так ждет конца, что сейчас, кажется, умирает от нежелания двигаться вперед, нежелания идти назад, но стоять на одном месте невыносимо, слишком привыкла жить, несмотря на исполосованную душу.
[indent] Как-то удается не упасть. Остаться на ногах, побелевшими пальцами держаться за раковину, из зеркала в женской уборной смотрит бледная тень: потускневшие глаза, потускневшие волосы, потускневшее все. Голова кружится до нового приступа тошноты - что там говорил драклов аптекарь в Лютном? Будет плохо, нужно просто перетерпеть, переждать, и ничего  не будет, ошибка сотрется, никто ничего не скажет, и снова прикосновения Торфинна самыми кончиками пальцев будет сводить с ума на грани безумия, та самая страсть, что деревья ломает порывистой бурей, с привкусом запретного заклинания.
[indent] Но как перетерпеть?
[indent]  [indent] Как переждать?
[indent] Огненной болью опалят внизу живота. На светлой юбке алые пятнышки такие яркие, что слепят. Остаются красной краской на кончиках пальцев, размазываются, стоит потереть. Страх подкатывает к горлу, в глазах темнеет - еще перетерпеть? Еще переждать? Неожиданно становится настолько страшно, что паника требует выплескать, позвать, закричать, попросить помощи, нельзя так поступать, ребенок не виноват, что его мать не хочет его. В голове по кругу бегут слова Агаты, дети это счастье, дети это радость, но пока только боль, от которой не избавиться, пока только кровь на подоле, которую уже не стереть. Даже магические заклинания не выводят такие пятна. Спазм накрывает болью, заставляет согнуться пополам. На браслете болтается легко порт-ключ в Мунго, выдавали на последнем задании, или до того, или вообще не выдавали - не помнит, не знает, но активирует, чтобы прорваться сквозь портал в приемную Мунго, едва не падая на колени.
[indent] У привет-ведьмы такое ласковое и доброе лицо, что хочется ударить, чтобы еще кому-то больно было. Амелия сжимает зубы, вот-вот раскрошатся, не понимает, что отвечать на бессмысленные вопросы, они не складываются в единое целое: ей на третий этаж, но она не поднимется. Не сможет. Даже разогнуться не получается, спину уже пронзает боль, а юбка в алых разводах крови. Собственная кровь завораживает больше чужой, словно наблюдаешь, как твоя жизнь уходит из себя.
[indent] Твоя. Или маленького неназванного ребенка, который хочет жить.

Отредактировано Owl (2020-11-13 03:21:53)

0

4

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/526067.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/778544.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/388963.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/586761.gif

waiting for pomona sprout
m a r a u d e r s .   c r i m s o n   b e g i n n i n g
[indent] Herbology is the study of magical and mundane plants and fungi, making it the wizarding equivalent to botany. Herbology is a core class and subject taught at Hogwarts School of Witchcraft and Wizardry, in which students learn to care for and utilise plants, learn about their magical properties and what they are used for. Many plants provide ingredients for potions and medicine, while others have magical effects of their own right.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/99637.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/469575.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/907784.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/222563.gif

0

5

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://64.media.tumblr.com/a7ed7fa370a695ea6268aa3a75d55194/tumblr_inline_oybefnE3Ui1rifr4k_540.gif https://64.media.tumblr.com/505174d3275c8ed72248bf9c867df2a4/tumblr_inline_oybeg4eUtd1rifr4k_540.gif
IGOR KARKAROFF, 38-39 *
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ДИПЛОМАТ, СОТРУДНИК ПОСОЛЬСТВА БОЛГАРИИ — MAX BROWN

[indent] Сын болгарских дипломатов, золотая молодёжь Магической Софии. От него ждали свершений в министерстве, а он, будучи студентом Дурмстранга, на пару с лучшим другом, Павлом Волчановым (кузеном будущей супруги), вызывал его предка, первую директрису школы, Нериду, а потом полночи гонялся с упырями по кладбищу. С тех пор все ещё считает, что кладбище лучшее место для свиданий.
[indent] Туда, кстати, и привел в первый раз Северину. Только кладбище было парижским и стал он старше на добрый десяток лет. Между школой и знакомством с Верой Игорь несколько лет катался по миру, не желая включаться во взрослую жизнь, и только тогда, когда отец сказал, что больше не будет финансировать развлечения сына, Игорь решает, что пора браться за ум. Париж становится лебединой песней его молодости, в котором он находит себе будущую жену. Оба отца дают свое благословение, единственное, что дополнительно делает Стефан Волчанов, предупреждает жениха, что он обязан позаботиться о счастье Северины. В ту минуту Игорю кажется, что Стефан что-то знает.
Само собой, путешествия не прошли даром, к моменту возвращения в Софию Игорь обрастает интересными знакомствами, в том числе и с Томом Реддлом. До черных мантий и масок еще есть время, но новая религия втягивает Игоря в свои сети, он не сторонник идеологии, но ему нравится эта некая общность, что присутствует в его жизни. Ему есть, за что бороться, у него хорошая должность в ММ, у него жена и вот-вот должна родиться дочь. Счастье наполняет всю его жизнь, но обрывается спустя несколько лет, когда становится ясно, что Марта - сквиб. Горе для родителей, но если Северина все равно принимает это как должное, то Игорь отдаляется как от ребенка, так и от жены. Все чаще командировки, все меньше времени просто поговорить. Между Игорем и Верой растет пропасть, закономерно это приводит к несчастью. Пока в очередной раз молодые родители выясняют отношения (в тот день Вера узнает о том, что муж сопричастен к Пожирателям Смерти), Марта тонет в озерце на территории особняка. Следующим ударом становится попытка Веры покончить с собой, весьма неудачная благодаря стараниям самого Игоря. Но это не сближает их. Горе и несчастье становятся чем-то, что уничтожает обоих. После недолгих споров Волчанова уезжает прочь из Софии, и хотя Игорь знает, куда именно, он не пытается последовать за ней, чтобы вернуть ее.
[indent] Последующие годы Игорь тратит на карьеру в Министерстве и служение Темному Лорду, последнее становится чем-то, что подменяет его ненависть к самому себе за брак в генетике дочери. Игорь винит не Веру, Игорь винит только себя, уверенный, что жена с ним согласна. К исходу второго года разлуки в душе зарождается слабая надежда, что Вера вернется в его жизнь, а если нет, то он ее вернет. Игорь меняется, он становится жестче, злее, безжалостнее.
[indent] Его направляют в Британию, удобно, ведь именно там идет основная борьба Пожирателей за управлением страной. Это только начало, потом будут и другие магические страны, а пока пусть Британия горит в очищающем огне. Игорь так погружается в это, что удивляется, когда в его жизни снова возникает Вера с единственной просьбой оформить развод. В их случае непростая процедура, но выполнимая, главное - начать. Игорь отказывает, мотивирует это только тем, что ему разводы не пойдут в зачет репутации дипломата, а вот такая жена, как Северина пойдет. Вот только Волчановой это больше не нужно. Ее любовь умерла, на пепелище прошлого родилось нечто новое, и это новое не включает в себя Каркарова. Все, чего добивается Игорь, отсрочку от развода на год, когда предлагает Вере сделку: она продолжает играть роль его жены на протяжении следующего года до отзыва Каркарова обратно в Болгарию.


[indent] Как вы понимаете, у этой истории хэппи-энда не будет. Северина любит другого, что не очень-то радует Игоря, ему не с руки искать другую жену, когда его и эта устраивает. Что и приводит нас к противостоянию для трех участников этого безжалостного спектакля отношений. У Волчановой есть компромат на мужа, она уже знает, что он Пожиратель, но как его использовать, Вера пока не понимает. Игорю предстоит вычислить того, ради кого она так хочет свободу, и для него единственный путь решения вопроса - смерть соперника. В общем, просто не будет, ну вы поняли.
[indent] Немного хронологии в цифрах:
[indent] 1941 - рождение;
[indent] 1959 - окончание Дурмстранга, начало приключений по миру;
[indent] 1969-70 - знакомство с Севериной Волчановой;
[indent] 1973 - рождение дочери Марты;
[indent] осень 1977 - гибель Марты, отъезд Северины в Египет;
[indent] ноябрь-декабрь 1979 - назначение Каркарова в Лондон, встреча с женой уже там.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] Каменное здание хранит прохладу полумраком, укутывающим все вокруг даже в самую изнуряющую жару. Хранилище древних текстов всегда такое - таинственное, сумрачное, непозволительно ни одному лучику проникнуть внутрь, чтобы не стать причиной праха того, что потом не соберешь даже магией. Вера всегда любила такие места, в них сохраняется поразительная близость к истине и смываются границы времен, даже когда сидишь на ступеньке одной из самых высоких стремянок, пальцами в тонких перчатках листаешь очередной свиток. Вера всматривается в знакомые иероглифы, которые передают не менее знакомую легенду о Гебе и Нут, их любви и несостоятельности последней как матери. Если уж на то пошло, то роль матерей вообще не очень давалась египетскому божественному пантеону, кажется, нормальной - и одной на всех - у них была Исида, но и тут как посмотреть, конечно. Речь, правда, сейчас шла не о материнских инстинктах Нут.
[indent] - Ну что, ты нашла? - Голос снизу ехидный, но одновременно требовательный, Рами как смотритель архива не любит, если на ходу изучаешь фолианты и свитки, особенно, когда использует стремянку в качестве насеста.
[indent] - Да! Геб и Нут в самом деле обменялись браслетами, которые, действительно, символизирует их любовную и родственную связь. Значит, я была права, когда писала, что эта вещь может послужить тем самым благословением богов на брак. Правда, я бы не сказала, что эти двое были бы эталоном семейных отношений, но скажи мне, кто был?
[indent] Свиток Вера возвращает в тубу, та аккуратно взмахом палочки отправляется на положенное место. На последних перекладинах стремянки Рами ловит ведьму в крепком объятии, но почти сразу же отпускает.
[indent] - И ты знаешь, где его искать?
[indent] Вера начинает говорить уже тогда, когда Рами запирает за спиной двери архива. Яркое солнце слепит, в первый момент она останавливается, моргает, привыкает. Стягивает перчатки и прячет их в карман брюк - Египет диктует свои условия моды, так хорошо было отвыкать от строгих платьев и того, что от нее требовало болгарское общество, так хорошо было попасть в мир совершенно другой одежды, что восточными линиями ложилась на такую естественную этому окружению красоту Северины. Ее легко принимать за гречанку, легко принимать за египтянку, и своими возможностями подстроиться под любой из этих образов Волчанова бессовестно пользовалась - но душой и телом оставалась верной песчаной красоте самой древней страны, своей первой любви.
[indent] - Я... предполагаю.
[indent] Прохладные галереи манят вглубь здания музея, Рами подстраивается под неспешный шаг Веры, стук ее каблуков разбиваются томную послеобеденную сонливость, которой поддаются даже птицы в саде внутреннего двора. Где-то там тянется ручейком нескончаемый поток туристов, но рабочие помещения музея находятся чуть в стороне на большой территории, выделенной им. Магические лаборатории скрыты заслоном, за который войдет только маг, никто иной, но в этой стране, в этом городе так мало было различий между магглами и магами, что это тоже стало подарком для свободолюбивой Веры - плата за условности утомила ее еще в те времена, когда в ней взращивали вину за дочь-сквиба. Призрак Марты тенью мелькает в мыслях, Вера привычно выдыхает, слышит вопрос Рами, резко тормозит: нет, Хонсу она звать не будет, сама справиться. Хватит, и без него столько проблем, а тут Шафик еще ломает привычные устои, старается вытряхнуть Веру из ее скорлупы, снова заставить любить, будто мало было боли ей до того.
[indent] Легкие шаги Азизы, личной помощницы Веры в лабораториях, мешают выдать зловещую тираду нелюбви к ликвидатору, чье упоминание так непрошено портит день. В одном из выставочных залов ожидают госпожу Волчанову с вопросами относительно нескольких древних артефактов. Привычное дело, хотя сейчас и приносит досаду, Вера кивает Азизе, сейчас подойдет:
[indent] - Рами, я знаю, вы дружите с Шафиком, но во имя Сехмет, не надо ему стучать, что я собираюсь в пустыню одна. Я вообще только хочу посмотреть место, говорят, что там гробница Геба. Или Нут. И есть один браслет. И это укажет путь в другую гробницу. В общем, дай мне немного побыть одной, пока я не попыталась убить Хонсу, хорошо? Спасибо, Рами. - Вера касается губами щеки друга, затем разворачивается в сторону выставочных залов. По пути проверяет свой внешний вид, прячет палочку так, чтобы в глаза не бросалась. Определенно, ее внимания требует волшебник, но там всегда рядом могут находиться магглы, а Статут и все такое, хотя в Египте все давно перепутано и смазано.
[indent] Молодого человека Вера находит там, где и сказала Азиза. Улыбается ему улыбкой дежурного экскурсовода, который может рассказать обо всем, лишь бы у вас было время: вот, например, об этом саркофаге дочери одного из Рамзесов, которая была ведьмой, а вы как думали, а?
[indent] - Добрый день, я Северина Волчанова. Вы хотели со мной поговорить?

Отредактировано Owl (2020-11-13 03:12:44)

0

6

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/28925.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/862203.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/829293.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/622258.gif

promise me you’ll look after yourself… stay out of trouble.
«It’s traditional to give a wizard a watch once he comes of age,» said Mrs. Weasley, watching him anxiously from beside the cooker. «I’m afraid that one isn’t new like Ron’s, it was actually my brother Fabian’s and he wasn’t terribly careful with his possessions, it’s a bit dented on the back, but — »
The rest of her speech was lost; Harry had got up and hugged her. He tried to put a lot of unsaid things into the hug and perhaps she understood them, because she patted his cheek clumsily when he released her, then waved her wand in a slightly random way, causing half a pack of bacon to flop out of the frying pan onto the floor.

___________________________________
arthur, family, friends & order members are waiting for molly weasley

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/965226.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/575000.gif

0

7

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/120274.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/740580.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/739527.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/393189.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/551528.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/846238.gif

these are dark times, there is no denying. our world has perhaps faced no greater threat than it does today.
it is the unknown we fear
when we look upon death and darkness, nothing more.

—    m a r a u d e r s .   c r i m s o n   b e g i n n i n g   —

0

8

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/355/217753.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/355/790658.gif

EDWARD «TED» TONKS, 28
МАГГЛОРОЖДЕННЫЙ — ХИТ-ВИЗАРД, РАЗВЕДЧИК ОФ — LUKE KLEINTANK

[indent] и предпочту челюстью встретить кастет,
чем твоя ладонь прикоснется ко мне,
ведь, хоть и неоценимо ценю каждый взгляд,
но, чем ближе мы, тем скорей нас разъединят ©

Тед приносит за пазухой улицу - капли дождя, собирающиеся на кромке козырька дома, путаются в волосах, пыль с брусчатки, взбиваемая сотней каблуков, оседает на воротнике такой привычной, что вторая кожа, лётной кожаной куртки, запах табака прячется под ремешком наручных часов, разнотравье диалогов, сплетен и мыслей тянется длинным-длинным хвостом, след в след; нередко приходит в конце ночной смены к ней в больницу, чтобы занять кушетку в одной из пустых палат и просто посчитать трещины на белесом потолке в абсолютной вязкой тишине, сцеживая нужную информацию в память, а мусор - его всегда больше - в урну, а Меда, в попытке уловить настроение, или остается у изголовья койки, или сворачивается клубочком, упираясь лбом в напряженные лопатки супруга, и всего на несколько минут они остаются совершенно одни, а за дверью - весь остальной мир. Потом приходится возвращаться, начинать эту безумную круговерть переменных - лиц, разговоров, событий - заново, и ждать эти минуты единения, и надеяться, что так будет всегда.
Что они со всем справятся.

Сначала это кажется игрой: зацепиться за растерянный злой взгляд, подшутить над неудачей, кольнуть шпилькой в уязвленное эго, в итоге - азартно зациклиться на самом неподходящем человеке и сорвать сомнение, как корочку с ранки; разница упирается в пропасть, различия бьют углами на каждом повороте, а все равно внутри что-то очень близкое и родное. За эти раскопки он берется с горячим энтузиазмом, как за любое дело, игнорируя протоптанные проверенные тропинки, где-то поддерживает, где-то ломает, чтобы показать другую жизнь, не ту, которую ей обещает фамилия, но которую она заслуживает. Свою жизнь. Это срабатывает, не сразу и не легко, не без доли сожаления или разочарования - и даже если разочаровать больнее, чем разочароваться - уравнение все-таки срабатывает. Брак, а после и рождение дочери, становится естественной константой - выросший в большой шумливой семье не очень чистых на руку магглов из Брикстона, он справляется чуть лучше Адромеды (сколько трудов она прилагает, чтобы не разочароваться в себе, как в жене и матери, и вряд ли бы справилась со всем этим без поддержки), не выпячивая это, но помогая - оттого светлых дней гораздо больше, чем темных.

А потом приходит угроза войны; она дышит из каждого газетного заголовка, между строк, приходит с ним с работы, прячется в ее рисунках, спит в их постели - Андромеде приходится очень постараться, чтобы доказать свою необходимость, она озвучивает ультимативную необходимость следовать за ним, помочь хоть чем-то. Through good times and bad, помнишь?


Смело кидайтесь в бой, добавляйте настроений и красок, ведь Тед - персонаж «белый лист», которого можно раскурить до любого градуса; я вижу его дворовым, выросшим на улице - не в нищете, но в сомнительных шумных маггловских кругах, может быть, его отец был в одной из уличных банд Брикстона, а после ушел на пенсию, одумался, когда сын захотел пойти в полицию (пусть и магическую), может быть все было иначе - вам разыгрывать карты; в любом случае, сейчас Тед в своей стихии - он прошел путь от патрульного до штаба хит-визардов, привычно и ловко работает с общественностью, подозрительными типами и прочими персонажами, что служит не только благодатной почвой для укрепления профессиональных навыков, но и для достижения общей благой цели - с подачи мистера Лонгботтома (+1 в копилке тех, кто вас очень ждет) и благодаря разудалой ветвистой паутине всевозможных связей он становится разведчиком в ОФ, но не совсем рад, что Меда настроена идти за ним (но придется с этим смириться). Считайте себя творцом, а не потребителем; не прыгайте выше своей головы, живите историей, будьте грамотным, инициативным, терпеливым и живым — из этой истории можно плести невероятное количество сюжетов и перипетий, было бы желание и отклик. Немалая доля настроения и оттенков истории осталась за кадром, поделюсь мыслями в частном порядке. Настаиваю на предварительном показе примера письма, дабы исключить мешков и котов в них, все-таки игра должна быть комфортной. Сама пишу от 3 до 4-5к (лучше меньше), все варьируется по настроению и партнеру, не способна обеспечить круглосуточное общение (не путать с безразличием), иногда провисаю с ответом, но стараюсь быть честной. На внешности настаиваю, ибо Люк тот еще горячий пирожок, а их дуэт из The Man in the High Castle в самое сердечко. Вас жду, заочно люблю и обещаю не травить несъедобным ужином (ну почти)! Приходите ♥ 

ПРИМЕР ИГРЫ

Из очередного медитативного трипа, хаджа, крестового похода, паломничества — не важно как называть, важно что оставлять позади — ультимативные стычки в гетто, или стимуляции опухолей пирамид потребностей, или заигрывания с эгоцентризмом корейских мальчиков и их ядерным оружием, или нашептывания школьнику, сгоревшему за компьютерной игрой и нашедшему в родительском столе настоящее оружие, что к лицу однокласснице не столько матовая помада, сколько сорок четвертый калибр, или еще многие и многие плюшки и квесты, которые со временем, конечно, наскучивают, но не то чтобы очень — Гордыня выходит бодро и пружинисто: лужицы глаз кокаиново блестят, наманикюренные ноготочки отбивают что-то до тошноты попсовое, аромат shalini мешается с ягодной жевательной резинкой и какофонией запахов улиц Нью-Йорка, кричащими кусочками просачивающейся внутрь с каждым спазмом входной двери. То есть — исключительно безустанно, учитывая специфику заведения.

Колоритное местечко — осколки жмущихся к пластиковым стаканчикам тел, эпилептически собранные, беззастенчиво расхлябанные, разные-разные-разные — как в это сами веруют, а по факту — одинаковые до оскомины на зубах — ох уж эти нюансы и настроения, оттенки и мотивы, у кого мама умерла, у кого собака, разноцветные разнопахнущие мелочи, складывающиеся, в конечном счете, в одну и ту же картинку вот уже который век, как в тетрисе полоса цельная из мозаичных фигурок -
бам, схлопывается полоска-то, получай очки, а счет коротит нулями бесконечности, и азарт притупляется, и остается только заимствовать что-то до абсурда человеческое — например, кокаин — и придумывать, и придумывать все новые...Стоп.

Под ухо надсадно кхекают, и Гордыня отрывает взгляд от прямоугольника смартфона — Алчность шлет фото очередного извращенца-любителя-благотворительности — досадливо и лениво вслушивается в перебитый поток слов, сидящего справа тела — признаться, она уже успевает позабыть и о слезливых глазках, и о одышливом дыхании, о липких пальцах, пухлых свиных губках, так забавно складывающихся в «о» каждый раз, когда она ненароком дотрагивается до него сползающей под столом туфлей, и о боже, как это мило, ведь даже это тело — с кратерообразующим прыщем на щеке и редеющей шевелюрой — точно думает и точно знает, что достоин только самого лучшего. Ее, например.

Братец, разумеется, опаздывает, и Гордыня развлекается как может — обстановка обязывает напоминать всем и каждому в этом помятом Старбаксе, что они-то, именно они достойны самого-самого — клерки, забегающие на перекур, студенты, засыпающие в кофейных чашках, выпускники Гарварда, принимающие заказы с заебалиулыбкой. Унынию здесь бы понравилось.
Ни грамма сопротивления, все плохо и без подсказок.

Наклоняется к телу, прерывая поток слов, в которых все у того на высоте — ох уже эти несуществующие стартапы и диванные начинания — доверительно кладет ладонь на рыхлое бедро, выдыхает в приоткрытый рот что-то на арамейском — тело, конечно, все понимает, вкуривает и разжевывает, с меланхоличным лицом покидает кофейню, ведь ондостоинлучшего, только, вот неудача, знает об этом один. Гордыня облизывает пересохшие губы — конечно, она оставляет ему выбор — пуля в лоб, например, прекрасно вылечивает несоответствие между желаемым и действительным.
Скучно становится на седьмой минуте ожидания.

«Выбор места охуенен», отбивает сообщение Алчности и открывает карманное зеркальце, чтобы обновить помаду. Вокруг дешево и гадко, и настолько резонирует с их — Грехами — содержимым, что не может не вызывать интерес. Чтобы  выровнять разницу, Алчность должен приехать в золотом костюме и на слонах.
Как минимум.

0

9

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://funkyimg.com/i/39Jex.gif https://funkyimg.com/i/39Jez.gif
WINIFRED WHISP, 38-43
ЧИСТОКРОВНАЯ — МАГОЗООЛОГ, ЧЛЕН КОМИССИИ ПО ОБЕЗВРЕЖИВАНИЮ ОПАСНЫХ СУЩЕСТВ — EMILY BLUNT

[indent] «А ваш брат случайно не…» - в очередной раз слышишь ты и по заискивающей, робко вопросительной интонации угадываешь, каким будет окончание вопроса. «Да», - отвечаешь решительно и улыбаешься, чтобы спрашивающий не принимал твой тон близко к сердцу.
[indent] Дело в том, что твой брат – Кеннилуорти Уисп. Да, тот самый, который написал «Квиддич сквозь века», а еще – биографию Дай Луэллина «Он летал как безумный», «Сказку Селькиркских скитальцев» и «Отбить бладжер: обзор систем защиты в квиддиче». Кеннилуорти как будто родился на метле и со снитчем в руке: за одной блестящей карьерой ловца «Селькиркских скитальцев» последовала другая блестящая карьера эксперта, редактора спортивной колонки и автора нескольких книг. Увлеченность старшего брата и его умение игнорировать все препятствия на пути к цели всегда были для тебя маяком и путеводной звездой, потому что о собственном увлечении – смертоносными, полулегендарными тварями – ты почти никому не рассказывала.
[indent] Кеннилуорти был единственным в вашей семье, кто поддержал тебя и твою страсть. В некоторые периоды жизни он даже поддерживал тебя материально и до сих пор готов прийти тебе на помощь по первому зову. Несмотря на приличную разницу в возрасте и пропасть в увлечениях, у вас до сих пор есть тайное общество для двоих, которое с годами сделало ваши разногласия с родителями несколько менее заметными.
[indent] Ты пока не заработала собственного громкого имени, но в тех кругах магического общества, которые связаны с магозоологией, а не с квиддичем и книгоизданием, ты, без сомнения, не «сестра того самого Уиспа», а вдумчивый, уверенно шагающий по карьерной лестнице специалист и ученый, искренне мечтающий сделать что-то значительное и хорошее. Например, написать учебник по магозоологии. Или ужесточить меру наказания за браконьерство, чтобы спасти пару-тройку вымирающих популяций. Ты упрямая умница и борец, но отнюдь не идеалист в розовых очках. Ты просто знаешь, чего хочешь, и точно знаешь, что сможешь этого добиться.
[indent] А еще ты умеешь виртуозно спорить: аргументируя свою точку зрения, приводя по памяти цитаты из монографий и свеженьких статей, не перебивая оппонента и внимательно слушая его точку зрения. Мы и начнем с тобой с того, что будем спорить – увлеченно и на равных. Ты не любишь, когда тебе делают скидки из-за того, что ты моложе, ты женщина, ты не такой опытный специалист, и проигрывать и держать удар ты тоже умеешь отлично (жизнь, в конце концов, не так уж сильно отличается в этом от квиддича, а в квиддиче ты понимаешь даже больше, чем сама хочешь, спасибо брату). Твой особый дар – это твое умение слушать и безо всяких усилий располагать к себе.
[indent] Счастливый ребенок из, в общем-то, благополучной и не отмеченной никаким особым горем (кроме двух увлеченных такими разными вещами детей) семьи, ты не видишь фестралов.


[indent] Уинифред, разумеется, задумана в качестве "пары", хотя начать мне все равно хотелось бы с самого начала - собственно со споров, и какими именно в конце концов будут отношения, мы можем решить вместе. Беззаботной романтической комедии обещать, разумеется, не могу: в анамнезе у Эмроуза dysfunctional family смерть любимой жены и два проблемных взрослых ребенка. А еще я не очень люблю, когда любовная линия становится краеугольным камнем в развитии персонажа и его основной движущей силой, поэтому будет здорово вместе придумать и другие сюжеты.
[indent] Некоторые технические подробности: пишу посты от 3к, люблю регулярность и заглавные буквы, но это ни к чему тебя не обязывает - я за то, чтобы игра приносила всем удовольствие. Внешность, имя, детали биографии обсуждаемы, но мне бы не хотелось вносить в идею этого персонажа радикальные изменения.

ПРИМЕР ИГРЫ

январь 1962

[indent] - Твоя жена испортила нам Рождество. Навсегда.
[indent] - Моя жена умерла, - сухо ответил Эмроуз и добавил, на случай если мать, легкомысленно относившаяся к чужой смерти, этого не поняла, - навсегда.
[indent] Мать фыркнула, круто развернулась на каблуках и вышла, хлопнув дверью. Подол ее глухого черного платья укоризненно взметнулся напоследок, словно напоминая обо всех тех роскошных нарядах, которые леди Эдвине теперь не удастся примерить из-за несвоевременной дерзости невестки, посмевшей умереть раньше, чем она износит свой праздничный гардероб.
[indent] Эмроуз остался один.
[indent] Сочувствующие и причитающие благополучно разбрелись по дому, принося соболезнования то Энтии, то матери, и всеобщая логическая ошибка – состоявшая в предположении, что им нужны были чужие соболезнования – наконец освободила Эмроуза от необходимости поддерживать образ вдовца обыкновенного.
[indent] Вдовец обыкновенный плавал в море всеобщей скорби, словно рыба: безошибочно помнил, кому и что он должен сказать в ответ на «соболезную вашей утрате»; писал ровным, чуть более строгим, чем обычно, почерком ответы на карточки с соболезнованиями и, естественно, отправлял их в срок; сдерживался на людях и предположительно отдавался боли утраты в одиночестве; с умилением и затаенной грустью поглядывал на своих детей, под нечутким присмотром окружающих угадывая в них черты покойной супруги; давал торжественное, но не громогласное обещание продолжать жить дальше и далее, далее, далее по бесконечному списку, который мать не преминула ему напомнить, пока тело Софи еще лежало в супружеской постели. От того, что внутри у него было не горе, а пустота, Эмроуз ответил матери строже, чем собирался, но, пожалуй, ровно так, как она заслуживала. И за это, по всей видимости, она собиралась обижаться на него всю оставшуюся жизнь. Какое огорчение, что это не имело никакого значения.
[indent] Эмроуз остался один.
[indent] Софи всегда служила пределом дня – страж его свободного времени, она приходила в кабинет за полчаса до ужина и с преувеличенной строгостью напоминала, что ужины придуманы для того, чтобы есть их вместе. После ужина Эмроуз обычно возвращался в кабинет, чтобы закончить дела и обозначить круг задач и требующих решения проблем на следующий день, а Софи являлась без четверти девять с книгой или ребенком на руках, садилась на диван и еще примерно час они были в кабинете вместе – вдвоем или втроем. Если им везло, и поздний час был часом их уединения, рано или поздно они оказывались в одном – его – кресле, и так до сих пор, несмотря на все, что им довелось пережить вместе, могли провести целую бесконечность. Со смертью Софи эти границы стерлись, и дни вот уже неделю просто перетекали один в другой, как будто кто-то за окном заботливо и скрупулезно включал и выключал свет.
[indent] Он все ждал, когда наступившая после смерти Софи пустота наконец превратится в боль. Когда чужое отсутствие наконец станет по-настоящему, физически невыносимым. Когда захочется скрыться от него в делах, занять свой день каким-то особенно хитрым образом, чтобы времени на раздумья совершенно не оставалось. Но боль все не приходила. Оставалась пустота. И пустота не нуждалась ни в каком дополнительном наполнении: Эмроуз делал все то же, просто теперь один.
[indent] В кабинете его ждали накопившиеся за несколько дней письма. Те, что пришли до двадцать четвертого декабря, были преувеличенно радостными поздравлениями – ободрениями и пожеланиями здоровья Софи от более близких друзей, вежливыми уверениями в том, что следующий год будет лучше – от дальних знакомых. Эмроуз уничтожил их одним коротким взмахом волшебной палочки, не отказав себе в удовольствии посмотреть, как вся его жизнь еще раз превращается в пустоту и пепел, на этот раз – на металлическом подносе для почты.
[indent] Он сел за стол и подвинул к себе уцелевшие конверты. «Благодарю за ваши соболезнования»… «Премного благодарен за проявленную заботу»… «Нам всем будет ее очень не хватать»… «Благодарю, что поделились добрым воспоминанием»…
[indent] За окном наступила непроглядная январская темень, а письма все не заканчивались. Эмроуз пробегал их взглядом по диагонали, не задумываясь, выбирал один из четырех вариантов ответа и заполнял буквами карточку из плотной бумаги с фамильным гербом.
[indent] Бумагу – естественно – выбирала Софи. Было бы нелепо, будь оно не так. Софи нравились хорошая бумага, красивые кольца для салфеток и прочая лабуда, которая всегда, всю оставшуюся жизнь, будет напоминать в этом доме о ее отсутствии. И о том, каким всеобъемлющим, всепроникающим и постоянным было ее присутствие.
[indent] Эмроуз остался один.
[indent] Письма закончились. Отодвинув от себя ровную стопку, которую домовик утром разошлет адресатам, Эмроуз понял, что снова не испытал ничего из того, к чему готовился. В каждое письмо он вписывал известие о смерти жены. Каждую благодарность за своевременно принесенные соболезнования приравнивал к очередному напоминанию, что его жены не будет больше ни-ког-да.
[indent] Но ничего по этому поводу не испытал. Внутри было совершенно пусто, и пустота январским вечером сделалась звенящей и тугой, как холодный зимний воздух. Они так долго были женаты, что Эмроуз, должно быть, успел отвыкнуть от самого себя – от того, что на самом деле внутри он был пуст и холоден и не испытывал теперь боли, потому что боль из него достали и положили в гроб к жене.
[indent] Эмроуз остался один.

0

10

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/734660.png http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/298215.png

waiting for severus snape
____________________________________________________
what you'll see is the worst me, not the last of my kind
from the tip of his wand burst the silver doe: she landed on the office floor, bounded one across the office and soared out of the window. dumbledore watched her fly away, and as her silvery glow faded he turned back to snape, and his eyes were full of tears.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/406294.png http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/30/628616.png

Отредактировано Owl (2021-01-10 18:18:28)

0

11

АКЦИЯ С ХЭДКАНОНАМИ

За регистрацию одного из персонажей данной акции
на счёт вы получите дополнительные 400 галлеонов.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/52970.gif
dimitri macfusty, 36
pure-blood — max riemelt

первый за много десятилетий макфасти, выбравший жизнь вне заповедника; в конце 79-го был назначен заведующим отделения ранений от существ в мунго; дважды состоял в браке и дважды разводился, объясняя неудачи своим якобы «отвратительным» характером.

ждут на форуме: уэлен макфасти

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/988156.gif
stephen macfusty, 34
pure-blood — xavier dolan

колдофотограф-натуралист, делает снимки и пишет короткие заметки в журналы о драконологии и семейном заповеднике; больше теоретик, чем практик, в отличие от брата, появившегося на семнадцать минут раньше; пять лет изучал зелёных драконов в уэльсе.

ждут на форуме: уэлен макфасти

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/493119.gif
svyatoslav macfusty, 34
pure-blood — kit harington

старший из двойняшек; упрямый, принципиальный и категоричный; с детства решил, что всю жизнь посвятит семейному делу, покидает родные края лишь при необходимости; много лет влюблен в младшую дочь главы валлийского заповедника.

ждут на форуме: уэлен макфасти

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b3/18/5/357656.gif
scarlett macfusty, 26
pure-blood — lucy boynton

единственная дочь и главная любимица бабушки; после окончания школы отправилась на стажировку в норвежский заповедник, но не завершив обучение вернулась не объяснив причину; гебридам предпочла лондон и работу в министерстве вместе с братом.

ждут на форуме: уэлен макфасти

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Marauders: Close enemy » Друзья из разных стран » crimson beginning